РЕГИОНЫ
Ожидается “Гроза”.
Как казанские студенты сопротивляются войне
8 июня 2022

Фарида Курбангалеева

Журналист

Фарида Курбангалеева поговорила с представителями местного академического сообщества и независимого студенческого медиа “Гроза” - о давлении властей, тихом протесте и ненужных дипломах.
8 июня в Казани пройдет судебный процесс над студентом Денисом Мокрушиным. Его обвиняют в дискредитации российских вооруженных сил. Поводом послужили слова “нет войне”, которые учащийся выложил на своей странице в Инстаграме. В эти же дни стало известно о том, что Казанский Федеральный Университет не продлил контракт с профессором Наилем Фаткуллиным, который написал открытое письмо против войны в Украине. Казань - один из самых крупных студенческих городов России, где насчитывается несколько десятков высших учебных заведений. В них обучаются 170 тысяч студентов со всех регионов Поволжья и Урала. При этом, вузы стараются дистанцироваться от “неудобных” учащихся и педагогов, и активно сотрудничают с силовыми структурами.

Этой зимой и весной Денис Мокрушин, будущий архитектор, проектировал здание лицея. Концептуальное сооружение из трех корпусов предназначалась для города Артемовский Свердловской области. После 24 февраля работа продвигалась с трудом.

“Мы же архитекторы, по ночам работаем, не спим. Когда пошли новости о войне - я вообще ничего делать не мог, и потом еще несколько недель. Мы люди творческие, тонко чувствуем. Я проектирую здание школы, а тут публикуют кадры из Бучи, кадры из Мариуполя, и я вижу такую же школу, которая разгромлена. У меня неделя оставалась до сдачи проекта, а я не мог на нем сосредоточиться”.

Денис - учащийся Казанской архитектурно-строительной академии. Он переехал в Казань из родного Екатеринбурга, где тоже учился на архитектора. По его словам, мечтал учится в КГАСУ со школы, но даже не рассчитывал туда поступить. Екатеринбургские педагоги всегда отзывались о казанском ВУЗе, как о более сильном по качеству образования. Поэтому Мокрушин был счастлив, когда удалось перевестись. Казанские преподаватели нового студента тоже оценили и ставили в пример другим: парень одержим учебой, все сессии закрывает на пятерки.

“Я проектирую школу - такую же как в Буче и Мариуполе”

Отношение резко изменилось после 27 февраля, когда Денис встал в одиночный пикет в память об убитом политике Борисе Немцове. Тогда его задержали и осудили по статье [20.2] об участии в несогласованной акции. В это же время еще один протестующий символически возлагал цветы к городским часам. С Мокрушиным их разделяло значительное расстояние, и они даже не были знакомы. Однако суд пришел к выводу, что молодые люди устроили “перфоманс”. Мокрушин получил штраф в 10 тысяч рублей, его единомышленник - 10 суток ареста.

После этого студента трижды вызывали в деканат для “профилактических бесед”. Каждая - длилась около часа. Если сначала руководство факультета просто расспрашивало, что происходило в день задержания, то потом “зациклилось на теме войны”:

“Я сказал: «если вы хотите об этом поговорить, то я сразу могу сказать, что я - против [войны]». И они начали говорить: “да что ты понимаешь, давай в это не лезь, ты в первую очередь нас подставляешь, почему мы должны за тебя отвечать”. Я понял, что прежде всего, их волнует собственная репутация и то, что о них будут говорить. Риторика была из разряда ”ты нам рейтинг портишь”.”

В апреле в учебное заведение пришли сотрудники прокуратуры. Они тоже хотели “побеседовать” с Мокрушиным и тоже интересовались его отношением к войне. А также подчёркивали, что у его поступка могут быть “последствия”.
"Я понял, что прежде всего, их волнует собственная репутация и то, что о них будут говорить."
Денис Мокрушин, 2022. Фото из личного архива
В мае - Мокрушина вызвал комендант общежития и сказал, что должен отвезти его в полицию, потому что студента, якобы, подозревают в вандализме. В отделении выяснилось, что на студента составили новое административное дело, но вандализм ни при чем. Речь шла о статье [20.3.3] о дискредитации российской армии. Поводом стал лаконичный пост “нет войне”, который Мокрушин разместил в своем инстаграме 25 февраля. Полицейские завели дело задним числом - статья о дискредитации появилась в административном кодексе только две недели спустя.

В академии студенту объявили выговор и пригрозили, что в случае повторного правонарушения он будет отчислен. Устным предупреждением не ограничились: Дениса заставили подписать письменный приказ с такой же формулировкой.

Через несколько дней Мокрушина ждет суд. “Это все абсолютно незаконно. С таким же успехом меня могут отчислить за то ,что я дважды перешел дорогу в неположенном месте - это тоже административное правонарушение”, - говорит Денис. По его мнению, инициатором преследования выступил ВУЗ: “Именно универ дал добро прокуратуре все это делать, они просто хотели чтобы я замолчал.”
Здание КФУ, 2022. Фото: "Гроза"
Если Z кто-то зажигает

Казань - один из самых крупных образовательных центров России - сегодня молчит о войне, но активно поддерживает спецоперацию. По крайней мере, такое впечатление складывается на первый взгляд.

После начала войны в Украине окна высотных корпусов самого крупного ВУЗа - Казанского Федерального Университета - с наступлением темноты несколько недель загорались буквами Z и V. Представители 12-и казанских вузов подписали письмо Союза ректоров России в поддержку военных действий в Украине. В послании говорилось, что они одобряют действия президента, который “принял, может быть, самое сложное в своей жизни, выстраданное, но необходимое решение."

Казанский институт культуры провел флешмоб в поддержку российской армии — студенты в балахонах с буквой Z пели «Вперед, Россия!» и странно вскидывали вверх руки. При этом, администрация КФУ запретила университетскому хору исполнять песню «Пусть всегда будет солнце», в которой есть строки “люди пугаются взрывов” и «против беды, против войны встанем за наших мальчишек». Руководство ВУЗа проводило старостаты, на которых студентам рассказывали про украинских неонацистов и мировую гегемонию США. Преподаватель Гарник Абгарян призывал учащихся воздерживаться от ”различного рода “гулянок”, митингов, лозунгов типа „нет войне“ и “мы против войны”. А доцент Равиль Зелеев срывал антивоенные листовки и разбил очки студенту, который пытался его остановить.

КФУ - один из старейших российских ВУЗов. Его ректором был Николай Лобачевский, а студентами - Лев Толстой, Сергей Аксаков и Владимир Ульянов. В последние годы университет не раз оказывался в центре скандалов. Например, его преподаватели были замечены в научном плагиате. При этом, в докладе комиссии Российской академии наук по противодействию фальсификации научных исследований - КФУ стал самым упоминаемым учебным заведением. Ректора университета Ильшата Гафурова прошлой зимой арестовали по подозрению в заказном убийстве.

На его место претендует сенатор Ленар Сафин, который находится под санкциями Евросоюза. Его кандидатуру рекомендовал наблюдательный совет КФУ и одобрила Аттестационная комиссия Минобрнауки России. Ранее Сафин занимал пост министра транспорта и дорожного хозяйства республики. Он признается, что в юности мечтал работать в КГБ и гордится, что знает наизусть гимн СССР: “Разбуди ночью - и расскажем, и споем. Сейчас я думаю, что именно так и надо прививать чувство патриотизма: преподаватель мог не допустить до экзаменов, если ты не знал слова главной песни страны”.

Несмотря на официальную поддержку российского вторжения, в конце февраля и начале марта в Казани прошла волна антивоенных выступлений. В них принимали участие и студенты, и преподаватели. После этого у десятков человек прошли обыски с изъятием техники и банковских карт.
"Несмотря на официальную поддержку российского вторжения, в конце февраля и начале марта в Казани прошла волна антивоенных выступлений."
Силовики дважды приходили к четверокурснику КФУ Вадиму Хрущеву - инициатору антивоенного письма, которое подписали сотни студентов, преподавателей и выпускников университета. Кандидата биологических наук Андрея Бояршинова после обыска отправили в СИЗО — он проходит подозреваемым по уголовному делу об оправдании терроризма. Ему грозит до пяти лет лишения свободы.
Марина Безматерных и Леонид Спирин, 2020. Фото из личного архива
“Можно только петь и танцевать”

В числе тех, у кого прошли обыски, были сотрудники независимого студенческого медиапроекта “Гроза”. Его запустили студенты Марина Безматерных и Леонид Спирин в 2020-ом году, как альтернативу молодежным СМИ, которые работают при поддержке администраций ВУЗов. По словам Безматерных, им хотелось говорить о реальных проблемах студенчества, которые замалчивались официальными изданиями.

Марина приехала в Казань из Пермского края, чтобы учиться в Институте международных отношений КФУ по специальности “Востоковедение и африканистика”. Поначалу была в восторге - насыщенная культурная жизнь, разнообразные студенческие конкурсы. Но потом пришло разочарование. Девушка поняла, что в республике “можно делать полезное, но только если не критиковать власть”:

“В Татарстане можно заниматься творчеством: танцами, пением, но не политикой. Да, есть Молодежный парламент, который активно пушат. В него периодически проходят выборы, но в них участвуют одни и те же активисты, а людей с альтернативными взглядами туда просто не пускают. Например, туда хотел прийти активист Максим Мухаметзянов, который боролся за студенческий проездной. Он придерживается оппозиционных взглядов. Тогда [власти] включили административный ресурс, и он не смог избраться”.

По мнению Марины, провластной позиции придерживается и татарстанская Лига студентов, и местные студенческие профсоюзы. К примеру, профком студентов КФУ возглавляет Юлия Виноградова, которая одновременно занимает пост руководителя Департамента по молодежной политике университета. “И никого не смущает, что есть конфликт интересов”, - говорит Безматерных. - “Как ты можешь заведовать независимым органом, если работаешь в организации, от которой ты должен студентов и аспирантов защищать?”

Мокрушин согласен, что работа студенческих организаций в Казани жестко регламентирована: “Если раньше студсовет [КГАСУ] действительно решал проблемы студентов, пытался отстаивать права ребят, которые участвовали в прошлой акции протеста (в поддержку политика Алексея Навального), то сейчас университет постановил, что студсовет будет заниматься только творческими мероприятиями и решать оргвопросы. То есть теперь за студентов просто некому заступиться”.
“Девушка поняла, что в республике 'можно делать полезное, но только если не критиковать власть.'"
В целом за студенческую жизнь в республике отвечает Министерство по делам молодежи. Безматерных считает, что его главная задача - контроль над молодежным сообществом. Работу всех этих организаций она характеризует, как “комплекс мер и мероприятий, которые призваны не пускать в политику молодых людей”:

“Мы в 2020-ом году пытались участвовать в конкурсе “Студент года” - это премия, которой награждают лучших студентов и студенческие организации. На торжестве присутствуют президент республики и всякие ректоры и проректоры, про которых мы часто пишем нелестные вещи. На тот момент мы были если не лучшим студенческим СМИ, то одним из лучших уже точно. Но нас просто не допустили до конкурса, сославшись на то, что СМИ должно быть приписано к какому-нибудь университету (хотя это, скорее, медиацентры), то есть завернули по формальной причине”.

Сегодня “Гроза” - единственное студенческое медиа Казани, которое освещает тематику, связанную с войной: отслеживает судебные процессы над студентами и преподавателями, пишет об уроженцах Татарстана, которые погибли во время войны в Украине, рассказывает о возможностях пройти альтернативную службу. Собирать материал часто помогают читатели, которые присылают в редакцию фото и видео. Благодаря им становится понятно, что из-за угрозы репрессий учащиеся выбирают формы тихого протеста.

Например, расклеивают листовки, рисуют антивоенные граффити, устраивают пацифисткие акции в туалетах. В одном из корпусов КФУ было вывешено полотно с надписью ADOLF ПУТИН. А в окнах университетского общежития появились плакаты с антивоенными высказываниями.
Наиль Фаткуллин, 2019. Фото: Павел Платов / "Вечерняя Казань"
Фаткуллин против неокрепостничества

Громкой новостью последних дней стал уход из КФУ профессора Наиля Фаткуллина, который разослал своим коллегам открытое антивоенное письмо. Послание называлось “Проворовались, завопили о патриотизме и развязали войну.” В нем преподаватель кафедры физики молекулярных систем сравнил путинизм с неокрепостничеством, которое “приведёт Россию к национальной катастрофе” и призвал немедленно остановить военные действия в Украине.

Письмо получили тысячи преподавателей и аспирантов. Ответили - единицы. Несколько коллег Фаткуллина написали, что полностью поддерживают его позицию. Еще несколько - отреагировали “крайне отрицательно”. Все остальные - промолчали.

После этого конкурсно-аттестационная комиссия Ученого совета КФУ не рекомендовала переизбирать Фаткуллина на должность профессора. Ученый совет заявил, что, распространив письмо, преподаватель “нарушил этические аспекты” и не продлил с ним контракт. Решение было принято тайным голосованием, которое едва собрало кворум. Фаткуллин считает, что многие коллеги не пришли на него намеренно, чтобы не участвовать в “расправе”.

28 человек высказались за продление контракта с профессором, 38 - против. Профессор считает, что эти результаты в некоторой степени отражают уровень поддержки войны среди российской интеллигенции. Профессор признаётся, что “недооценил реакцию”: “Ну, выразил свое мнение. Там ничего нет об армии нет, это мнение о деятельности правительства. Это разве запрещено?”

Теперь Фаткуллин, чей педагогический стаж составляет 41 год, собирается искать другие способы заработка: “У меня обширные международные связи, уже штук пять-шесть предложений поступило, так что сказать, что я пропал - не могу”. Профессор не верит в массовые протестные выступления своих коллег: преподаватели связаны контрактами и необходимостью переаттестации, а потому слишком зависимы от администрации ВУЗов. По его мнению, все будет ограничиваться “спорадическими случаями”, и студентам вряд ли стоит равняться на своих педагогов:

“Люди должны опираться на нравственные ориентиры внутри себя, а не на преподавателей. Вот я - человек аполитичный, я всегда сам по себе. Не переношу никакие собрания, организации, в политику для меня пойти - просто ужас. Я раза два давным-давно ходил на собрания “Яблока”, мне становилось плохо через 10 минут. Поэтому дело не в ориентирах. Люди будут смотреть как меняется обстановка и делать выводы. То, что происходит сейчас - повлияет на будущее России очень существенно. Режим контролирует все точки сопротивления, но он не способен контролировать ход истории. Он обречен”.

За неделю до решения ученого совета Фаткуллин получил от прокуратуры Казани “предупреждение о недопустимости нарушения закона”. В надзорном ведомстве подчеркнули, что его открытое письмо “может спровоцировать формирование негативного отношения к специальной военной операции и послужить толчком в активизации протестной активности среди сотрудников и студентов университета”. При этом, на сайте Change.org появилась петиция в защиту профессора с просьбой к руководству ВУЗа пересмотреть решение. Участники студенческих чатов, которые активно поддерживают преподавателя, задаются вопросом:

"Большая потеря КФУ? Ну, видимо не такая уж и большая, раз такими ценными кадрами они разбрасываются из-за позиции человека. Профессор хотя бы знает об этом, будет ему приятно вернуться в это место?"
“Ученый совет заявил, что, распространив письмо, преподаватель 'нарушил этические аспекты' и не продлил с ним контракт."
По следам Володи Ульянова

С началом войны Марина Безматерных была вынуждена уехать из страны, потому что “не чувствовала себя в безопасности”. При этом, она по-прежнему активно занимается развитием медиапроекта. Недавно “Гроза” запустила паблик в другом крупном студенческом городе - Новосибирске, где “демотивирующее влияние государства гораздо слабее”, а в ближайшие дни собирается открыться в Екатеринбурге. Вернуться в Россию Марина рассчитывает тогда, когда ослабнет репрессивное законодательство. Но даже текущая обстановка, по ее словам, не причина для того, чтобы опускать руки, и, несмотря на давление, казанские студенты “довольно много делают”.

Денис Мокрушин уверен, что в Казани очень много студентов, которые не поддерживают войну. Не все из них готовы вставать в пикеты, но многие помогают задержанным. В целом, учащиеся сильно запуганы: “Казань ушла в подполье, она как партизан действует. На самом деле, она не молчит”.
“В целом, учащиеся сильно запуганы: 'Казань ушла в подполье, она как партизан действует. На самом деле, она не молчит.'"
В то же время, переехав из Екатеринбурга, он был шокирован тем, насколько академическое сообщество аполитично. И насколько “слишком много отдано силовикам”. В Екатеринбурге Мокрушин участвовал в акциях протеста с 18 лет и, по его словам, ни разу не видел жестких задержаний. В том числе, во время протестов против строительства православного храма на месте городского сквера в 2019 году, когда студенты неделю митинговали вместе с преподавателями:

“ВУЗ не отчислял, а старался поддерживать. Если студента задерживали - ему вместо пропуска пары ставили уважительную причину. ВУЗ писал письма, что гордится своими студентами. Полиция была с народом, забирала провокаторов - например тех, кто кричал “За Навального!” или “За Путина!” Но сейчас я вижу обратный процесс: в Екатеринбурге начинается то же, что и в Казани. Власть поняла, как нужно действовать: я видел, как студентов заставляли встать на колени, одну девушку поставили на колени силой. Студенты - это будущее страны. Но если их права будут нарушать, какое может быть будущее?”

Оригинал статьи опубликован в издании Новая Газета. Европа

Поделиться статьёй
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda