Политика
Российские элиты в войну и после Путина
5 Июля 2022
Николай Петров
Старший научный сотрудник, программы "Россия и Евразия", Королевского института международных отношений
Николай Петров рассматривает влияние войны на Украине и западных санкций на российский бизнес и силовые элиты. По его мнению, маловероятно появление какой-либо консолидированной оппозиции Кремлю.
Алишер Усманов и Владимир Путин, 2018. Источник: Wiki Commons
Будущее российского политического режима после ухода В. Путина волнует сейчас многих. В ситуации, когда нет ясности с механизмами передачи власти, как нет и четко работающих институтов, внимание, естественно, привлекают элиты.

В выстроенной Путиным авторитарной персоналистской системе доминирующую роль играет госаппарат - бюрократия в составе трех основных групп: силовой, технократов и политменеджеров. Рост персонализма, особенно ускорившийся с 2014 г., неизбежно привел к деперсонификации, когда влиятельность любой фигуры в системе определяется не столько личностью, сколько занимаемым положением. Естественно, речь идет не о наименовании должности, а о функционале, который может меняться достаточно сильно.

Если посмотреть на рейтинги 100 ведущих политиков России, уже много лет ежемесячно составляемые экспертами и публикующиеся в Независимой газете, окажется, что никаких заметных сдвигов с началом войны в Украине не произошло, и мы наблюдаем все ту же картину то есть примерно те же чиновники занимают те же должности , что и до войны. Между тем, в действительности, на политическом Олимпе России происходят серьезные подвижки. О подвижках во влиятельности говорить в большинстве случаев сложно из-за закрытости системы - более заметны подвижки медийные.

Практического интереса к проблеме добавили и введенные странами Запада персональные санкции, и отбор персон, которые под них попали.

Радикальная персонификация элит 

Война – это крэш-тест, и пока все выглядит так, что российская кадровая система его весьма успешно прошла. По крайней мере, все не только ключевые, но и просто заметные фигуры во власти и в бизнесе находятся на своих местах, и все - активно или пассивно - демонстрируют свою лояльность Путину. Это контрастирует с резким расколом во мнениях среди культурной, научной, медийной элиты, которая, по крайней мере, до начала войны, не была встроена в государственный аппарат. 

Объяснить это просто: в условиях радикальной деперсонификации, современная российская политическая и управленческая элита представляет собой хорошо подогнанные друг к другу части общего механизма.
“Это не личности, а 'винтики', в отличие от деятелей культуры, выступать в индивидуальном качестве, они не способны."
У компонентов единой госмашины есть, однако, функциональная специализация в рамках крупных частей-блоков, которые позволяют рассматривать ситуацию с российскими элитами сейчас и на перспективу.
В первом приближении можно выделить четыре таких блока: олигархи; бюрократы-силовики; бюрократы-технократы и бюрократы-политменеджеры. Первые два традиционно привлекают повышенный интерес, с них и начнем.

Олигархи, "ельцинские", "ельцинско-путинские", "путинские"

Роль олигархов, определяемая их финансовыми ресурсами, заметно снизилась в период двух последних путинских президентских сроков, хотя сами эти ресурсы в этот период росли. Как муравьи пасут тлю, так ипутинские силовики стали "пасти" олигархов… В конце нулевых, с созданием госкорпораций, наряду с олигархами-частниками появился класс государственных олигархов – приближенных к Путину чиновников, контролирующих от лица государства колоссальные ресурсы. Примером могут служить давние путинские соратники Алексей Миллер, возглавивший в 2001 г. Газпром, или Игорь Сечин, возглавивший Роснефть в 2012 г.
“Оказавшись в санкционных списках, олигархи утратили значительную часть своих ресурсов и сейчас заняты спасением оставшегося."
Путин (слева), с Сергеем Пугачёвым (позади центра), Михаил Фридман (в центре) и Михаил Ходорковский (справа) в 2001. Источник: Wiki Commons
Речь идет не только о деньгах и влиянии на Западе, но и о том, насколько они могут быть полезны российской системе, притом, что что полезность сократилась пропорционально их самостоятельному ресурсу, финансовому, политическому и силовому . Особенно заметен оказался Роман Абрамович, который инициировал несколько обращений от именитых людей, таких как директор Яд-Вашем или кинорежиссер Кирилл Серебренников, о снятии с него санкций, и взял на себя миссию посредничества между Москвой и Киевом. Заметим, что у него, как и у ряда других олигархов –Вексельберга, Фридмана, Хана есть украинские корни, что, однако, никак не сказалось на их публичной позиции в отношении войны.

Граница между "частниками" и государственными олигархами еще более размылась, и, по крайней мере, в последние лет 10-15 уже не столько государство зависит от олигархов, сколько олигархи от государства.

По происхождению состояний/первоначальному накоплению капитала олигархов можно условно подразделить на "ельцинских", "ельцинско-путинских" и "путинских". Среди первых и вторых есть те, кому позволено было выехать из России , оставив в стране производственные активы, но увезя кэш: это Абрамович и совладельцы ТНК-BP Михаил Фридман, Герман Хан, Петр Авен и др.

"Ельцинские": Владимир Потанин (№2 в рейтинге Forbes-2022), Владимир Лисин (#1), Вагит Алекперов (#10), Михаил Фридман (#6), Герман Хан (#14), Петр Авен (#29).

"Ельцинско-путинские": Виктор Вексельберг (#22), Алексей Мордашов (#5), Алишер Усманов (#7), Роман Абрамович (#17),Олег Дерипаска (#50), Андрей Костин, ВТБ.

"Путинские": государственные олигархи (Сергей Чемезов, Ростех; Игорь Сечин, Роснефть; Николай Токарев, Транснефть; Алексей Миллер, Газпром; Герман Греф, Сбербанк; Игорь Шувалов, ВЭБ.РФ).

И "частные" (Юрий Ковальчук (#71), Геннадий Тимченко (#8), Аркадий Ротенберг (#53), Леонид Михельсон, Новатэк (#4)),

Все они сейчас находятся под санкциями.
“Наиболее публично отреагировали на санкции ельцинские олигархи, особенно те, что находятся вне России, которые считали, что не несут ответственности за развязанную Россией войну и наказаны Западом незаслуженно."
Многие из них осторожно высказались против войны, избегая, впрочем, четкого обозначения тех, кто ее развязал. С громким осуждением войны выступил лишь банкир Олег Тиньков, которого тут же вынудили продать бизнес в России. 

Присяга на верность лидеру 

Непосредственно перед началом войны в Украине и через несколько часов после ее начала Кремль публично продемонстрировал, что российская элита полностью подконтрольна верховной власти. Сначала заседание Совбеза с участием высшей политико-управленческой и силовой элиты, а затем встреча Путина с представителями деловых кругов были показаны по телевидению, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что все они несут или разделяют с Путиным ответственность за войну в Украине.

В отношении крупного бизнеса, с представителями которого Путин последний раз встречался за год до этого в марте 2021, публичная встреча может рассматриваться как смотр рядов, и присяга на верность лидеру. Трудно сказать, кого, возможно, на встречу не позвали, а кто, будучи приглашен, по каким-то причинам не пришел. Известно только, что Абрамович летел с Лазурного берега, и, опоздав на общую встречу, получил индивидуальную. Можно посмотреть и на отсутствие фигур из числа тех, кто обычно присутствует на такого рода встречах. Это Владимир Лисин (НЛМК), Олег Дерипаска («Базовый элемент»), Аркадий Ротенберг (СМП Банк), Геннадий Тимченко (Volga Group), Вячеслав Кантор (Акрон), Михаил Прохоров (частный инвестор), Алишер Усманов (USM Holdings), Виктор Вексельберг (Ренова), Сергей Чемезов (Ростех). 

Тремя месяцами позже, в июне, на ежегодный питерский экономический форум, который в нынешнем году состоялся в разгар войны, пришли лишь шестеро из российских олигархов-миллиардеров: Вексельберг, Дерипаска, Владимир Евтушенков (…), Леонид Михельсон (…), Алексей Мордашов (…), Дмитрий Пумпянский (…) . Едва ли отсутствие остальных стоит интерпретировать как вызов системе, скорее, как нежелание лишний раз светиться на официальном кремлевском мероприятии.

Война и принятые в отношении больших и малых олигархов персональные санкции сделали их куда более зависимыми от Кремля, чем это было до войны, а Кремль, наоборот, куда менее восприимчивым к чаяниям олигархов - и современное состояние, и перспективы развития российской экономики теперь зависят от них меньше, чем ранее.

Огосударствление собственности как результат санкций

Ковровые персональные санкции против частных олигархов, сыграли определенную роль на Западе, в основном продемонстрировав способность западных правительств выступить единым фронтом и подвергнуть Россию наказанию.
“В самой России введение западных санкций запустило процесс полуформального-полуреального перераспределения собственности в пользу Кремля, фактически значительный шаг в сторону огосударствления экономики."
Вагит Алекперов, Президент топливной компании Лукойл, 2013. Источник: Wiki Commons
Из-за санкций свои посты в компаниях покинули Вагит Алекперов (ЛУКОЙЛ), Андрей Гурьев («Фосагро»), Владимир Евтушенков («Система»), Дмитрий Конов (СИБУР), Дмитрий Мазепин («Уралкалий»), Андрей Мельниченко (СУЭК и «Еврохим»), Вадим Мошкович («Русагро»), Владимир Рашевский (СУЭК) и др.

Алекперов уступил пост президента ЛУКОЙЛ Вадиму Воробьеву бывшему соратнику замглавы кремлевской администрации Сергея Кириенко. В обмен на поддержку спецоперации на Украине и передачу в управление одной из госкорпораций своих профильных энергетических активов, Алекперов получил разрешение на дистанционное управление стратегическими направлениями "Лукойла", и обещание "моратория на попытки 'Роснефти' поглотить компанию на 24 месяца".

Госолигархи представляют собой гибрид бюрократов от бизнеса и частных олигархов. Их положение, с одной стороны, лучше защищено от перипетий рынка, а, с другой, они могут потерять почти все, чем обладают, - для этого достаточно одного росчерка пера президента , отправляющего их в отставку.
С началом войны Кремль потребовал от них, так же как и от частных олигархов, публично и однозначно заявить о своей полной лояльности и оптимистическом видении будущего. Начиная с марта, публике был продемонстрирован парад олигархов, дающих развернутые интервью главным новостным каналам: Владимир Потанин (12.03), Игорь Шувалов (18.03), Андрей Костин (25.03), Владимир Лисин (5.04), Олег Дерипаска (15.04).

Кульминацией присяги на верность Кремлю стал Петербургский международный экономический форум в июне, когда с развернутыми заявлениями выступили все госолигархи-тяжеловесы, включая Германа Грефа, Алексея Миллера, Игоря Сечина, Сергея Чемезова, которые были представленные там гораздо полнее, чем "частники".

Бюрократы-силовики

С одной стороны, война - их пора, с другой, - они действуют по команде, инструментальны и с этой своей инструментальной ролью не очень хорошо справляются. В большинстве своем бюрократы-силовики не публичны, и хотя то и дело появляется информация о снятии с должностей и даже арестах высокопоставленных военных и ФСБшников, проверить ее пока сложно. Что известно наверняка, так это что со сменами глав Генпрокуратуры и Росгвардии/Внутренних войск в обоих ведомствах проведены масштабные чистки; в конце 2021 г. Путин сменил своего помощника, отвечающего за кадры силовиков.

В отличие от олигархов, все силовики путинские, причем путинские уже во втором "поколении" (вторая смена). Cреди них есть "старые", назначенные при переходе к тандему (когда на президентском месте оказался Дмитрий Медведев, а Путин занимал должность премьер-министра) и возвращению Путина на президентский пост, и "новые", назначенные на двух последних путинских президентских сроках.

Старые: Александр Бастрыкин, СКР (2007), Николай Патрушев, Совбез (2008), Александр Бортников, ФСБ (2008), Владимир Колокольцев, МВД (2012), Сергей Шойгу, Минобороны (2012), Валерий Герасимов (2012)

Новые: Виктор Золотов, Росгвардия (2016), Дмитрий Кочнев, ФСО (2016), Алексей Рубежной, СБП (2016), Игорь Краснов, Генпрокурор (2020), Сергей Королев, ФСБ (2021), Дмитрий Миронов, АП (2021), Александр Куренков, МЧС (2022),

Из силовиков, пиарящихся сейчас на войне в Украине, необходимо упомянуть Рамзана Кадырова, главу Чечни и одновременно главу силовой структуры.
“Особо следует сказать о феномене преторианской гвардии - наиболее доверенных личных охранников и адъютантов Путина, которые активно пошли в рост несколько лет назад."
Виктор Васильевич Золотов, глава Росгвардии, 2020. Источник: Wiki Commons
Первым в этом ряду стал Виктор Золотов, многолетний начальник Службы Безопасности Президента, который в 2013 г. был назначен на пост зам командующего внутренних войск, а потом возглавил сначала Внутренние войска в 2014 г., а затем Росгвардию в 2016. 

В 2016 получили назначения на посты губернаторов бывшие сотрудники Службы Безопасности Президента Евгений Зиничев, Алексей Дюмин, Дмитрий Миронов, Сергей Морозов-Игорь Бабушкин. Обычно сначала путинских порученцев назначали на месяц-два на какой-то высокий публичный пост, скажем, замминистра с присвоением генеральского звания, и уже потом - на пост губернатора, который для самих назначенцев должен был служить мостиком к федеральной карьере. Так произошло в случае Зиничева, который после пары месяцев на посту губернатора Калининградской области, стал сначала замдиректора ФСБ, а потом министром МЧС, и Миронова, который в 2021 г. получил н пост помощника президента, курирующего кадровые вопросы силового блока. 

Уже после начала войны еще целый ряд путинских охранников оказался на высоких постах: Александр Куренков был назначен министром МЧС, а Роман Гаврилов, - замглавы Росгвардии, где он осуществлял масштабную чистку руководства ведомства (Гаврилов был впоследствии снят с этой должности уже после начала войны в Украине). 

Таким образом, бывшие путинские охранники сейчас отвечают за кадры силовиков (Миронов), возглавляют два ключевых ведомства: Росгвардию (Золотов) и МЧС (Куренков), а также два региона: Тульскую (Дюмин) и Астраханскую (Бабушкин) области.

Ответ на вопрос, который нередко звучит со стороны западных наблюдателей, могут ли силовики консолидированно или хотя бы одной-двумя корпорациями выступить против Кремля, несомненно отрицательный. Подобный "бунт" крайне маловероятен в силу их разобщенности (силовики не связаны между собой напрямую, а только через Путина), а также наличия множественных механизмов контроля – как внешнего, силами ФСБ и посредством межведомственной конкуренции, так и внутреннего, посредством квази-сдержек и противовесов в руководстве самих силовых корпораций. Помимо этого, Кремль следит за тем, чтобы во главе силовых корпораций не оказывались слишком авторитетные и самостоятельные фигуры.

Консолидация элит вокруг Путина - как олигархов, так и силовиков - сейчас сильна, как никогда. С началом войны в Украине и с принятием западных санкций она усилилась, а не ослабла.
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda