Политика
Уязвимое место образа Путина
4 Июля 2022
Аббас Галлямов
Независимый политический консультант
Аббас Галлямов пишет о том, что война в Украине начинает уходить с первых полос и вскоре в центре внимания вновь окажутся вопросы экономики, уровня жизни, и состояния социальной сферы. Это удобный момент, чтобы сделать Путина объектом для критики.
Рекламный щит с Дэном Сяопином в Жэньчжэнье, Гуандун, 2007. Источник: Wiki Commons
С точки зрения их восприятия общественностью, всех политических лидеров можно разделить на два типа. Первые - их можно назвать "визионерами" - это те политики, чья стратегия и тактика определяются их идейными предпочтениями. У них есть идеалы, под которые они пытаются подогнать реальность. Политики противоположного типа подобно Дэну Сяопину считают, что, мол, неважно какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей. Типаж этот называется "problem solver". Это прагматики, которые просто решают стоящие перед обществом проблемы, не слишком заботясь при этом о чистоте подходов. В реальной жизни многие лидеры пытаются совместить характеристики обоих типажей, однако в критических ситуациях общественное мнение все равно относит их к тому или иному берегу.
“Благодаря контролю над медийным и политическим пространством страны Путину удавалось до сих пор усидеть меж двух стульев."
С одной стороны он выглядит "идейным" - продвигает ценности "патриотизма", "традиционализма" и антизападничества. С другой - его презентуют как эффективного менеджера, опытного и компетентного управленца. Именно здесь - в этом месте - и находится уязвимое место образа Путина. До сих пор большинство политических атак против него осуществлялось в плоскости идеологии - его обвиняли в нарушении прав человека, принципов демократии и так далее. Он относительно легко отбивался от них с помощью идей "патриотизма" и "традиционных ценностей" - здесь они хорошо работают.

Падение уровня жизни делает режим уязвимым

Зато против атак с другой стороны - в области эффективности - защита с помощью визионерства работает плохо. Там она начинает выглядеть как "пустая болтовня", "пустопорожний трёп". Можно быть каким угодно "патриотом", но если выяснится, что ты плохой антикризисный менеджер и плохо справляешься с управлением системой, то толку от тебя твоему Отечеству немного. С этого угла системно и последовательно Путина атаковали редко и это было большой ошибкой его противников. Если бы какой-то серьезный игрок профессионально занимался сейчас разрушением образа Путина, то именно сюда он направил бы большую часть своих усилий. Открыл бы здесь, так сказать, "второй фронт".

Надо понимать, что доказать свою эффективность в момент падения уровня жизни российским властям будет очень сложно. Единственное, что в данном случае требуется от их противника, - это не дать Путину свалить ответственность на "традиционные" отечественные проблемы - разгильдяйство, волокиту, бюрократизм и т.д. Для этого критику надо фокусировать на личных решениях руководителя страны.

Война уже начинает уходить с первых полос, скоро она превратится в фон. В центр повестки вновь вернутся вопросы экономики, внутренней политики, уровня жизни, состояния социальной сферы и т.д. Это будет момент слабости Путина, в подобных ситуациях его рейтинг начинает снижаться даже без всякого целенаправленного внешнего воздействия. Будучи организованным, таковое воздействиемогло бы существенно ускорить процесс. Если бы упомянутый игрок, ведущий большую целенаправленную кампанию против Путина, существовал, то он создал бы пул экспертов, которые отказавшись от войны с властями на "идейном" фронте, занялись бы публичным анализом и критикой проводимой государством экономической политики с неидеологических позиций.
“Проще говоря, они бы доказывали не то, что программа импортозамещения, например, порочна по своей сути, а то, что она провалена."
Внушали бы, что "лозунги правильные, но исполнение отвратительное".
Если бы кто-то целенаправленно действовал подобным образом, то в какой-то момент вся государственная пропаганда начала работать против властей: "Слов много, а дела - ноль". Чтобы централизовать информационные потоки, этот гипотетический игрок мог бы даже объединить экспертов в некое "альтернативное экспертное правительство", которое вышло бы и заявило:

"В условиях беспрецедентных санкций, чреватых резким падением уровня жизни и разрушения социальной инфраструктуры государства, мы считаем необходимым предложить российскому обществу альтернативные варианты спасения отечественной экономики. Мы видим, что органы государственной власти - по недомыслию ли, движимые ли корыстными мотивами близких к ним олигархических групп - далеко не всегда действуют оптимальным образом. Мы будем формировать собственную стратегию действий и предлагать её россиянам".
Путин и Гурбангулы Бердымухамедов, Президент Туркменистана, в октябре 2017. Источник: Wiki Commons
Оспаривание основного аргумента сторонников Путина

Неидеологическая критика неэффективной работы властей способствовала бы росту неполитического - социального - протеста. Это именно то, что надо в условиях репрессий. На него и основные группы населения охотнее пойдут, и власти их так жестоко подавлять не будут. При этом, в целом на расшатывание ситуации этот протест работал бы в неменьшей степени, чем протест политический. Собственно именно с таких вещей для широких народных масс и начинаются революции. Политизация приходит потом.
“Четкая, сфокусированная работа в части 'критики эффективности' позволила бы нанести ударпо главному аргументу сторонников режима 'если не Путин, то кто?''"
Если электорат изо дня в день будет слышать, что есть люди, предлагающие альтернативные решения и вырабатывающие альтернативные курс, то вопрос этот отпадёт сам собой. Кроме того, важно понимать, что "неидеологические" критики по объективным причинам оказались бы наиболее приемлемыми для правящей группы кандидатами во власть после падения режима. Именно они выглядели бы как компромиссные фигуры, способные удержать радикальную оппозицию от полноценной революции. Самое важное - это то, что группа, занимающаяся "неидеологической" критикой, смогла бы со временем перейти к формированию альтернативного образа будущего страны - разрабатывать стратегию будущих реформ, организовывать по их поводу дискуссии, проводить конференции и "круглые столы", организовывать голосования за различные варианты и т.д.

Я уже писал, что подобная работа представляется чрезвычайно важной с точки зрения разрушения социальной базы властей. В настоящий момент именно отсутствие ясной перспективы и опасение "как бы не стало хуже" удерживает во властном лагере большинство лоялистов. Как только люди поверят в то, что будущее есть и оно ясно описано, они откажут режиму в своей поддержке… Кремль очень любит обвинять своих политических противников в том, что они все - "агенты Госдепа". Судя по тому, какстроится критика Путина, никакой целенаправленной работы против него Госдеп на самом деле не ведёт. Та борьба, что мы видим, организуется множеством несвязанных между собой центров, каждый из которых действует кто во что горазд, а вот единого фронта, управляемого из одного командного пункта, в природе не существует. Если бы он был, то ту работу, которую я описал, он бы обязательно организовал.
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda