Политика

Почему военный план вторжения в Украину был логичен?

31 Августа 2022
Иван Грек
Историк
За полгода войны версия, будто военная стратегия России основывалась на том, что Путин нездоров или вовремя не выпил таблетки, утратила популярность. Иван Грек анализирует стратегию военного вторжения России в Украину и утверждает, что план был логичен. Но есть один нюанс.
Российский блокпост в Киевской области, Март 2022. Источник: Wiki Commons
Говорить о том, что захват Украины Россией за неделю был невозможен, - неверно. Военные эксперты США предполагали такой исход как негативный сценарий, основываясь на том, что массовый подкуп украинских элит, бегство Зеленского и сотни тысяч российских солдат сломят волю Украины к сопротивлению. Как показывает расследование Washington Post, политическое руководство США также предполагало, что исход военной операции России в Украине будет быстрым.

Также неверно утверждение, будто Россия рассчитывала, что украинские города будут «встречать ее армию с цветами». Отсутствие подобных ожиданий следует из того, что в первые недели войны российская армия не только не планировала входить в города (за исключением стратегических точек, таких как Херсон и Мариуполь), но и не организовывала их блокаду. Армия России также не сочла нужным провести психологическую подготовку собственных солдат и пожертвовала снабжением ради скорости марша, в результате чего на трассах Украины вставали целые колонны техники без горючего. И во всем этом был рациональный замысел.

Российская пропаганда не врет, называя вторжение в Украину специальной военной операцией, потому что план действий российской армии четко укладывается в теоретические основы проведения подобных оперативно-стратегических действий.

Для чего нужны специальные военные операции

Целью специальных военных операций является подавление воли к сопротивлению. Подобное навязывание своей политики военно-политическим путем было излюбленным занятием сверхдержав. Подавление Пражской весны войсками Варшавского Договора в 1968 году, штурм дворца афганского лидера Амина советским спецназом в 1979-м, вторжение США на Гренаду в 1983-м, а также операция по вторжению в Ирак в 2003-м (сама операция, а не оккупация в целом) - яркие примеры молниеносных побед и политической капитуляции противника.

Степень применения силы, необходимой для подавления воли противника к мобилизации и сопротивлению, напрямую зависит от качества элит противника, развитости его институтов, настроений населения, дипломатической интеграции и т.д. Для оценки того, какое военное воздействие нужно применить, чтобы противник не смог начать оборонительные действия или сложил оружие, страна агрессор должна провести исключительно качественную разведку и выстроить свои планы в соответствии с наихудшим сценарием развития событий. Исходя из результатов анализа, специальная военная операция обычно опирается либо на концепцию абсолютного военного доминирования и узко нацеленного вторжения многократно превосходящими силами, либо на доктрину «шок и трепет», которая предполагает максимальное психологическое давление минимальным военным контингентом.
"Абсолютное доминирование и доктрина 'шок и трепет' опираются на разные задачи. Первая стремится нейтрализовать военную силу противника, а вторая - ликвидировать центры принятия решений и деморализовать население."
В обоих случаях атакующая сторона должна опираться на хорошо обученный контингент. В концепции абсолютного доминирования он должен значительно превосходить войска противника, тогда как доктрина «шок и трепет» допускает численное преимущество противника, но подразумевает подавляющее технологическое превосходство нападающей стороны.

Обе доктрины предполагают выполнение поставленной задачи в кратчайшие сроки. Однако при абсолютном доминировании атакующая сторона может позволить себе затянуть конфликт и подавить противника в прямых боестолкновениях, тогда как в рамках концепции «шок и трепет» подобное замедление ведет к провалу операций. Последняя концепция основана на том, что поражение противнику должно быть нанесено, пока еще сохраняется сознание мирного времени, тогда как абсолютное доминирование может быть достигнуто и после начала мобилизации в атакуемой стране.

В обоих сценариях специальные военные операции начинаются с нейтрализации опорных точек противника, ключевой инфраструктуры и центров принятия решений. Если население способно организовать сопротивление, атакующая страна может организовать массовые бомбардировки как военных, так и гражданских объектов, оставив население без воды, света, связи и других привычных условий жизни и тем самым создать ощущение брошенности и одиночества. Для того, чтобы это чувство было всеобъемлющим, нападающая сторона организует дипломатическую блокаду, отрезая атакуемую страну от союзников или международной поддержки.

В случае абсолютного доминирования, атакующая сторона может выдвинуть прямые угрозы безопасности любым союзникам противника, а в доктрине «шок и трепет» подобный эффект достигается путем информационной войны и стигматизации оппонента. Всеобъемлющее ощущение одиночества особенно важно для доктрины «шок и трепет», которая стремится создать у противника впечатление неизбежности поражения.

Резюмируя, концепция абсолютного превосходства предполагает, что ограниченные удары по ключевым объектам и марш-броски заставят противника сложить оружие, но учитывает и вероятность того, что войска противника нужно будет победить в бою. Позитивный исход доктрины «шок и трепет» – победа без боевых действий вообще, а негативный предполагает максимальную концентрацию ударов по всем важным объектам в кратчайшие сроки, которая заставит противника поверить, что на месте его страны скоро останется огромная воронка.
Чехи несут свой национальный флаг мимо горящего советского танка в Праге, 1968 год. Источник: Wiki Commons
Модель для нападения на Украину

Однажды в союзном для Москвы европейском государстве произошли события, в результате которых у власти оказались люди, ослабившие влияние Кремля и открывшие гипотетическую возможность интегрировать свою страну в НАТО. Речь идет о Пражской весне 1968 года. Советский Союз отдавал себе отчет в том, что реформы Александра Дубчека и либерализация политической системы Чехословакии приведут к потере контроля над ней и это государство может оказаться в сфере влияния западных стран, запустив процесс развала соцблока.

Кремль пытался исправить ситуацию путем закулисных переговоров с руководством Чехословакии, но тщетно. 23 марта 1968 состоялся съезд коммунистических партий соцблока, где Дубчека раскритиковали в открытую, но реформы Пражской весны, тем не менее не были свернуты.

4 мая Брежнев вновь встретился с Дубчеком и снова не добился результатов. 8 мая Москва приняла решение о проведении специальной военной операции «Дунай», назначенной на 21 августа 1968 года.

В 1968 году специальные военные операции еще не стали армейской доктриной, но в литературе можно встретить наблюдения, что действия СССР предвосхитили появление концепции «шок и трепет», которая была сформулирована в 1996 году. В 2003-м, во время американского вторжения в Ирак данная концепция широко обсуждалась в прессе.

Разработка плана по нейтрализации ключевых политических объектов была поручена воздушно-десантным войскам во главе с генералом Маргеловым. Ему была поставлена ясная политическая цель – смена власти в Праге без повторения кровавого венгерского опыта 1956 года. Были обозначены следующие основные задачи: захват центров управления страной и ключевых объектов инфраструктуры, а также максимально быстрая смена правительства на руководителей, лояльных Москве. Рекомендовалось вербовать или разоружать войска Чехословакии. Стрельба была разрешена только в ответ.

Что схожего в оперативных действиях Москвы и доктрине «шок и трепет», сформулированной почти три десятилетия спустя?
Во-первых, СССР сделал ставку на слом потенциала к сопротивлению через удары по политическим центрам. 20 августа 1968 года советские десантники тайно высадились в аэропорту Праги, захватили его и обеспечили массовую переброску войск, которые начали занимать здания правительства при поддержке лояльных Москве военных и спецслужб. Дубчека и его соратников арестовали и увезли в Москву, власть взяли люди из числа партийных руководителей Чехословакии, которым Кремль мог доверять.

Во-вторых, СССР подготовил дипломатическую блокаду Чехословакии и программу деморализации населения. Союзниками Чехословакии были страны Варшавского договора - все они повернулись против Дубчека и послали войска для участия в операции Дунай.
"Даже Восточная Германия, которую было 'неприлично' приглашать к боевым действиям после окончания Второй мировой войны, приняла участие в операции."
Тем самым, Чехословакия оказалась в дипломатическом одиночестве, так как страны Варшавского договора от нее отвернулись и угрожали в случае вторжения НАТО начать третью мировую войну. КГБ занимался очернением лидеров Пражской весны и организовывал провокации, которые должны были послужить причиной ареста представителей элиты и скомпрометировать их в глазах населения. В мае 1968 КГБ отправило в Прагу более 20 нелегалов, которые влились в реформаторские круги и подготовили широкую платформу для их дискредитации, начиная с информационных вбросов до создания тайников оружия и фальшивых документов, указывающих на американский след в деятельности лидеров Пражской весны. Параллельно с этим со всех сторон в Чехословакию входили все новые колонны войск, а руководителей крупных городов арестовывали, что создавало у граждан атмосферу безысходности.

В-третьих, Москва приняла решение начать вторжение контингентом сравнимым по численности с армией ЧССР (250 тыс человек, 2000 тыс танков, 800 самолётов), что было недостаточно , если бы операция предусматривала боестолкновения.

Обычное военное вторжение предполагает соотношение войск от трех к одному до шести к одному в пользу нападающего, из чего следует что войска стран Варшавского договора разрабатывали именно специальную операцию. В течение операции Москва постепенно увеличила количество контингента вдвое. Такая значительная концентрация сил объясняется тем, что войска Варшавского договора должны были выполнять большой объем полицейских функций для подавления протестов и удержания захваченных объектов, не прибегая к бомбардировкам.

Операция «Дунай» закончилась в течение одного дня, не оставив Чехословакии шансов на мобилизацию. Сопротивление чехословацкого населения вылилось в гражданские протесты, которые были подавлены силами Варшавского договора. В результате погибло около ста человек с каждой стороны. В целом, операция «Дунай» является примером успешной специальной военной операции, обеспечившей Москве контроль над Прагой еще на двадцать лет. Почему Москва не смогла повторить свой опыт в Украине?
Уничтоженная российская БМП во время специальной военной операции. в Грозном, январь 1995 года. Источник: Wiki Commons
Как планировалось нападение на Украину. Гипотеза

Опираясь на положительный опыт применения доктрины молниеносной победы в Чехословакии и отрицательный опыт ее использования в Чечне, Россия имела теоретические шансы успешно провести операцию «шок и трепет» в Украине. Как ни парадоксально, теоретические шансы на победу разбились об отсутствие адекватной теоретической базы.

Военная доктрина России, разработанная при Путине, не содержит понятия специальной военной операции. Она оперирует понятием «локальная война», которая предполагает ограниченные военно-политические действия, но на этом ее схожесть со специальной военной операцией заканчивается. Отсутствие специальной военной операции в доктрине означает, что Россия не занималась соответствующей теоретической и практической подготовкой войск, материально-техническим обеспечением сил специального назначения, согласованием действий разведки, армии и информационно-политического блока, а также стратегическим политическим планированием.
"Судя по всему, вторжение в Украину планировалось в соответствии с теорией 'шок и трепет', но опиралось на доктрину локальной войны, которая не может обеспечить достижения молниеносной победы."
Следуя теории, Россия адекватно оценила, что местное население не окажет значительного сопротивления военной администрации (Херсон, Геническ, Мелитополь, т.д.), но и не будет встречать армию России цветами, что и легло в основу изначального плана, предполагавшего действия в обход подавляющего большинства городов.

Умышленно или неумышленно, российская армия годами создавала образ своих вооруженных сил как мощнейшей армии, уступающей лишь Соединенным Штатам. Возможно, предполагалось, что это должно помочь подавить волю к сопротивлению в Украине. Армия России проводила множество имиджевых мероприятий наподобие Танкового биатлона, выпускала штучные высокотехнологичные вооружения наподобие танка «Армата» и ракет «Калибр» и рекламировала свои победы в Сирии.

Вся эта имиджевая активность создавала ожидания как минимум материально-технического поражения Украины в первые дни войны. Стоит отметить, что в первые дни войны этот имидж действительно работал, и в скорую победу Москвы верили как в России, так и в Украине.

Как и в случае операции «Дунай», Россия начала вторжение силами в сочетании 1:1, сделав упор на быстрый захват десантниками аэропорта Гостомель. Десантники должны были обеспечить воздушный коридор для высадки пополнений к тому времени, когда с территории Беларуси подтянутся основные войска. Соединившись с основными частями, десантники могли взять контроль над Банковской улицей Киева, арестовать или заставить бежать из страны политическую элиту Украины.

Отступая от советского опыта, Россия применила тактику массовых бомбардировок военных объектов, использованную коалиционными войсками в ходе операции «шок и трепет» в Ираке в 2003 году. Ударные силы уступали иракской армии в три раза, но это соотношение компенсировали около от 1000 до 2000 ежедневных боевых вылетов авиации, которые за 21 день практически полностью уничтожили иракскую инфраструктуру. Массовые сверхинтенсивные бомбардировки Ирака по военным и инфраструктурным объектам, создавали ощущение ужаса у местного населения и создавали ощущение, что сопротивление бессмысленно. Действия России в десятки раз менее интенсивны (5722 боевых вылетов на 2 июня 2022 и 3500 ракет на 22 августа), но вполне вероятно, что общее количество ударов по инфраструктуре Украины уже превышает 29 200 бомб и ракет, которые американская армия выпустила по Ираку.

Поскольку российская доктрина локальной войны не предполагает информационно-психологического воздействия, Россия полностью провалила эту часть операции. Доктрина «шок и трепет» требует запереть противника в дипломатической и информационной блокаде. В 1968 году все страны Варшавского договора выступили против Чехословакии, а США в 2003 году представила Саддама Хуссейна изгоем в глазах мирового сообщества и смогла создать коалицию с западными странами.

В случае России в 2022 году, в дипломатическом одиночестве остался именно агрессор, а не атакуемый. Вся кремлевская пропаганда была направлена на внутрироссийского потребителя и имела целью сдержать общественное недовольство. Наступление российских войск в Украине не имело пропагандистского сопровождения на «зарубежном фронте». Иными словами, Кремль даже не попытался «потрясти пробиркой» перед ООН, как это сделал Колин Пауэлл перед началом американской операции в Ираке, когда убеждал международное сообщество, что Ирак располагает оружием массового уничтожения.

Важной причиной политического провала стало то, что Россия не объявила противнику, в чем цель российской военной кампании: какие требования Россия предъявляет Украине и при каких условиях может быть достигнуто перемирие. В Советском Союзе вторжение в Чехословакию и Афганистан было представлено как ответ на «призыв о помощи»; предполагалось, что когда к власти придут лояльные Москве внутренние силы, операция закончится. В Ираке коалиционные войска ставили целью установление контроля над оружием массового поражения, что также предполагало захват власти. Если требование, чтобы правительство страны отказалось от власти является, по крайней мере, понятным, то требование провести «денацификацию» способно вызвать гнев, смешанный с недоумением. При этом «денацификация» была лишь одной из нескольких целей, специальной военной операции, ни одна из которых не была четко сформулирована. Это делало окончательно неясным ответ на вопрос о том, что нужно сделать украинцам, чтобы война закончилась.

В 2001 году Путин резюмировал трагедию с подводной лодкой Курск словами «она утонула». То же можно сказать и о «специальной военной операции» в Украине, которая провалилась в момент отступления российских войск из-под Киева, притом, что захват украинской столицы был, по всей видимости, ключевой целью всей кампании. Российское военно-политическое руководство разработало план вторжения в рамках специальной военной операции, не имея для такой операции работающей военной доктрины. В итоге действия военного и политического блоков не были согласованы, отчего правительство России оставляет $350 млрд в западных активах, представитель России в ООН Василий Небензя практически на ходу придумывает как оправдать вторжение, а многочисленные агенты Кремля в Украине даже не попытались подорвать ситуацию изнутри. Солдаты, отправленные в Украину, до последнего момента не знали, что им предстоит воевать на настоящей войне, цели которой остаются неясными и сегодня.
Поделиться статьёй
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda