ПОЛИТИКА
Попытка превратить войну империалистическую в войну отечественную
23 Сентября 2022

Николай Петров

Старший исследователь Королевского института международных отношений (Chatham House)

Николай Петров анализирует причины, побудившие Путина  объявить «частичную мобилизацию», и утверждает, что это решение - проявление слабости , а не силы президента России, Мобилизация заставит российское общество пересмотреть отношение к войне.
Первая страница Указа Президента России «Об объявлении частичной мобилизации в Российской Федерации» №647. Источник: Wiki Commons
Утром 21 сентября президент Владимир Путин объявил о «частичной мобилизации», а министр обороны Сергей Шойгу уточнил, что на «спецоперацию», которую до сих пор официально не называют войной, призовут порядка 300 тысяч резервистов. Днем ранее оккупационные администрации в регионах Украины объявили о проведении 23-27 сентября референдумов о выходе из состава Украины и присоединении к России. А Госдума приняла сразу во втором и третьем чтениях поправки, вводящие в Уголовный кодекс понятия «мобилизация» и «военное положение» и ужесточающие ответственность «в период мобилизации или военного положения, в военное время» по ряду статей, среди которых ст. 337 о самовольном оставлении части (до 10 лет колонии), ст. 338 о дезертирстве (до 15 лет) и ст. 339 об уклонении от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами (до 10 лет). Поправки были внесены в принятый в июле в первом чтении законопроект правительства, не имеющий отношения к войне в Украине.

«Частичная мобилизация» и реакция общества   

Одновременно с трансляцией выступления Путина был подписан указ о частичной мобилизации, в закрытой части которого, согласно разъяснению пресс-секретаря Путина Дмитрия  Пескова, дается количество подлежащих мобилизации. Как пишет «Новая газета. Европа», в седьмом пункте указа о мобилизации говорится, что в армию могут быть призваны до миллиона человек. Объявленная «частичная мобилизация» на фоне резко, в духе сталинского времени, ужесточенного законодательства, предусматривающего теперь жестокие наказания за уклонение от мобилизации, за отказ от участия в войне и дезертирство, была заранее подготовлена и уже началась. К мобилизационным мероприятиям немедленно приступили региональные власти. Опасаясь начавшегося бегства из страны тех, кто стремится избежать отправки на фронт, власти в Курской области уже запретили гражданам в запасе  покидать регион без разрешения военкомата.
"Вынужденный маневрировать между более вменяемой партией войны и сумасшедшей партией войны, Путин пошел на шаг, которого от него добивалась вторая, и на который он долго не решался."
Этот шаг, сделанный в первый день недели высокого уровня 77-й Генассамблеи ООН, привлек к нему максимальное внимание в мире, чего, похоже, добивался Кремль. Однако для внешней аудитории это, скорее, жест устрашения, чем способ переломить военную ситуацию: даже если объявленная мобилизация будет успешной, до зимы она не способна никак повлиять на ситуацию на фронте, а при низком уровне подготовки резервистов военный эффект не может быть значительным.  По словам военного эксперта Майкла Кофмана,  «мобилизация и меры по удержанию военнослужащих в действующей армии помогут ВС РФ остановить падение численности войск, но не падение их качества и боевого духа». 

При этом негативное восприятие войны в российском обществе уже проявило себя в  виде массовых акций протеста в нескольких десятках городов, на которых 21 сентября по данным ОВД-Инфо были задержаны около полутора тысяч человек. 

Поспешные референдумы 

Неожиданные и поспешные референдумы на оккупированных территориях Украины можно объяснить рядом факторов.  Всего за неделю до этого Кремль отказался от их проведения после того, как успешное наступление украинской армии поломало территориальное статус-кво, мало менявшееся с марта. Внезапное объявление референдумов - это попытка перехвата инициативы политически, коль скоро не получилось захватить территории военным путем. Это и попытка превратить войну захватническую в отечественную, ведь если четыре отторгаемых от Украины территории войдут в состав России, военные действия там автоматически превратятся в войну на «территории РФ» со всеми политико-психологическими и военными последствиями, включая возможность использования тактического ядерного оружия в ответ на агрессию «на территорию России».

Свою роль, по-видимому, сыграли и недавние встречи Путина на саммите ШОС, где лидеры Китая, Индии и других незападных стран публично выразили недовольство затянувшейся войной и призвали  Путина ее завершить. 
Рекламный постер ЧВК Вагнер. Источник: VK
Удастся ли провести объявленную мобилизацию?

Отдельный вопрос – насколько выполнима заявленная Кремлем «частичная» мобилизация, ведь мобилизационные концепции менялись так же часто, как и стратегии войны в Украине, и ни одна из них не была реализована в полном объеме. Сначала, когда оказалось, что идея «маленькой победоносной войны» не сработала, возник план привлечения в армию добровольцев на базе БАРС – Боевого Армейского Резерва Страны, активно раскручиваемого с лета прошлого года. Потом, когда Минобороны не справилось с задачей привлечения живой силы , создание «добровольческих батальонов» было поручено, с одной стороны, властям регионов, которые «нагнув» бизнес, занялись «покупкой» неблагополучных в социально-экономическом плане людей, которым предлагались высокие по всем российским меркам денежные выплаты. С другой же, вербовкой «добровольцев» - штрафников из числа отбывающих свой срок в исправительных учреждениях преступников взялись Евгений Пригожин и его структуры, которые предлагали «свободу воевать» и помилование через полгода. Все эти попытки не дали удовлетворяющих армию результатов, ни количественно, ни качественно. При этом усилился отток из воюющей армии контрактников, которых юридически нельзя было обязать воевать в СВО на чужой территории.

Объявление мобилизация, разумеется, не сводится к тому, чтобы бросить на поле боя триста жизней. Прежде, чем это произойдет, те, кого удалось мобилизовать, должны быть «поставлены под ружье», мало-мальски обучены (кем? Отозванными с фронта офицерами?), экипированы, вооружены. Необходим и соответствующий командный состав, которого не хватает уже и на фронте. И ни ускоренные курсы лейтенантов, ни досрочный выпуск недоученных курсантов военных училищ, о чем сообщали СМИ, в обозримой перспективе решить проблему не смогут.
"Кремль и хотел бы воевать не умением, а числом, но в обозримой перспективе у него это явно не получится."
Не получится и заявленная масштабная мобилизация – как показывает, в том числе, и война в Украине, ни путинская система в целом, ни армия как ее часть не приспособлены к тому, чтобы решать сложные системные задачи, требующие серьезной координации и учета разных интересов и факторов. Эта неспособность – оборотная сторона выстроенной Путиным сверхперсоналистской системы, где нет и не может быть хоть сколько-нибудь самостоятельных игроков кроме одного-единственного. 

Впрочем, по-видимому, сегодня задача провести масштабную мобилизацию и не ставится: пока в ускоренном порядке военные набирают представителей нескольких наиболее дефицитных в войсках специальностей, чтобы закрыть образовавшиеся бреши. 

Репрессивный характер режима неизбежно усугубляется. Неизбежно ужесточение не только в отношении отказников и дезертиров, но и любых проявлений нелояльности, а также представителей элиты. Сменив демобилизационный режим отношений с обществом на мобилизационный, а  деполитизацию на принуждение, в том числе принуждение отдать жизнь, Путин неизбежно превращает режим из полицейского в жестко репрессивный. Идеологические инструменты - для национального сплочения и возбуждения «благородной ярости»  - у Кремля крайне недостаточны.
Резервисты у военкомата Кетовского района Курганской области. Источник: VK
Мобилизация. Проявление слабости, а не силы

Все вместе, радикально меняя игру как внутри страны, так и вовне, и повышая ставки, выглядит, как проявление скорее слабости Путина, чем силы. Внутри страны его главным приоритетом во все времена оставалось сохранение полного контроля над политическим пространством и элитами. Сегодня для достижения этой цели ему приходится маневрировать между более вменяемой партией войны и сумасшедшей партией войны, и принимать вынужденные решения. Объявив мобилизацию, Путин сделал шаг под влиянием партии безумных милитаристов, от которого долгое время воздерживался. И шаг этот, независимо от планов Кремля, может иметь очень серьезные последствия не столько для внутриэлитных балансов или на военном театре, сколько для российского общества . И без того обреченная на провал в силу управленческой импотентности системы, мобилизация заставляет общество пересмотреть отношение к войне. Теперь война для граждан перестает быть далекой и чужой, она приходит в каждый дом, а ее смысл, как был, так и остается для большинства невнятным и не близким. И никакие референдумы не заставят людей считать Запорожскую область, где «на Россию нападет враг», своей родиной, за которую надо отдать жизнь.
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda