Политика
Заморозить Европу не удастся. В чем просчитался Путин?
18 Ноября 2022
  • Максим Блант
    Экономический обозреватель радио “Свобода”
Максим Блант пишет о том, почему попытки Газпрома устроить европейцам “холодную зиму”, оказались не слишком успешными. Компании пришлось серьезно сократить добычу, а разговоры о переориентации поставок на восток уперлись в логистическую проблему.
К началу ноября страны Евросоюза накопили более 100 миллиардов кубометров газа. Уровень заполненности подземных хранилищ газа (ПХГ) в среднем по Европе составил 94,68%. В Германии, которая является крупнейшим потребителем газа на континенте, этот уровень достиг 98,52%. Спотовая цена на бирже в Нидерландах колебалась в районе 1200 долларов за 1000 кубометров, что в два раза меньше пиковых значений декабря 2021 года и в три раза ниже мартовского рекорда, установленного через несколько дней после начала вторжения российских войск на территорию Украины. 

По оценке Bloomberg, даже если в ноябре Россия полностью прекратит поставки, европейские страны выйдут из зимнего отопительного сезона с подземными хранилищами газа (ПХГ), заполненными на 38%, что является вполне комфортным уровнем. И это несмотря на то, что экспорт Газпрома в страны дальнего зарубежья, по данным самой компании, за первые 10 месяцев 2022 года сократился на 42,6%. А доля российского газа на европейском рынке, по оценке Международного энергетического агентства, упала с прошлогодних 45% до 6,7%.

Зима не станет катастрофой

Все это говорит о том, что европейцам практически удалось решить задачу, которая еще летом представлялась абсолютно невыполнимой: заместить львиную долю российского газа и решить проблему дефицита топлива, как минимум, на предстоящую зиму. Эту оценку подтвердил глава второй по величине российской газовой компании “Новатэк” Леонид Михельсон. Выступая в середине октября на Веронском Евразийском экономическом форуме он указал, что по состоянию на 1 октября Россия поставила в Европу на 50 миллиардов кубометров меньше газа, чем в прошлом году. При этом страны Старого света получили на 43 миллиарда кубометров больше сжиженного природного газа (СПГ), миллиардов из этих 43 миллиардов  29 миллиардов - из США.

Таким образом
ногочисленные пророчества российских политиков и аналитиков об 'энергетическом апокалипсис'”, который вот-вот накроет Европу, выглядят все менее убедительными."
Решив проблему заполнения хранилищ, правительства европейских стран начали решать проблему цен. 2 ноября правительство Германии начало обсуждать предложения специальной экспертной группы по введению потолка цен на газ для немецких потребителей, которое, скорее всего, будет принято. Действовать “потолок цен” будет с марта 2023 года по апрель 2024-го. Субсидировать правительство собирается как промышленных потребителей, так и население. Гарантированные цены для тех и других установят разными. Домохозяйства будут платить максимум 12 евроцентов за киловатт-час, что соответствует цене 1320 евро за 1000 кубометров. Это почти на 700 евро меньше, чем газ стоил в рознице в октябре. По этой цене домохозяйства смогут получить до 80% от своего среднего потребления в 2021 году. Остальное придется докупать по рыночной цене. У промышленных предприятий “потолочная” цена сильно ниже - всего 7 евроцентов за киловатт-час или 770 евро за 1000 кубометров. Но и лимит у них меньше - всего 70% от среднего потребления в прошлом году. Кроме того, компании должны будут взять на себя обязательства не сокращать выпуск продукции и сохранить 90% персонала.

Обойдутся эти субсидии немецкому бюджету примерно в 91 миллиард евро. Деньги предполагается привлечь за счет государственных заимствований. То есть ценой будет увеличение госдолга. Цифра большая, но отнюдь не фантастическая. Поддержка бизнеса и населения во время пандемии обошлась немецкому бюджету гораздо дороже. Более того, эта сумма может оказаться ниже. Например, биржевая цена на газ в Европе в 20-х числах октября из-за теплой погоды и вовсе уходила ниже 1000 евро за 1000 кубометров, то есть на четверть ниже “потолочной” цены для населения.

Можно не сомневаться, что по пути Германии последуют и другие европейские страны. В раздувании бюджетного дефицита и увеличении госдолга ничего хорошего нет. Дополнительные государственные расходы могут сказаться и на инфляции. Однако последствия кратных колебаний цен на один из основных видов сырья, потребляемых экономикой, гораздо хуже.

Дневной график спотовых цен на газ в Нидерландах. Источник: Profinance

Игры на трубе” как способ недостижения цели

Глупо было бы отрицать, что Европа, а вслед за ней и остальной мир, переживает энергетический кризис. Однако активно продвигаемый российскими властями тезис о том, что “Европа сама себя наказала”, введя беспрецедентные ограничения после начала войны в Украине, а теперь несет гораздо большие экономические потери, чем Россия (которая от высоких цен на сырье только выигрывает), выглядит не слишком убедительно. Хотя бы потому, что энергетический кризис в Европе начался за несколько месяцев до начала вторжения.

Чтобы в этом убедиться достаточно взглянуть на график газовых фьючерсов с поставкой через месяц в Нидерландах (красным обозначены дни, когда цена падала, зеленым - когда росла). Европейцы склонны обвинять во всем Газпром, который успешно манипулировал рынком. Однако, справедливости ради, следует отметить, что их действия легли на чрезвычайно благодатную почву. Спрос на энергоносители резко вырос за счет бурного восстановительного роста, который отмечался по всему миру.

Крупнейшие производители СПГ начали перенаправлять поставки в Азию, где цены поднимались быстрее, чем в Европе. Так или иначе, но в прошлом году цены росли весь сентябрь, а в октябре впервые за всю историю взлетели к 2000 долларов за 1000 кубометров. В это время Газпром активно разогревал рынок постоянным снижением объемов прокачки по основным магистралям, идущим в сторону Европы, ссылаясь то на одно, то на другое обстоятельство.

Так уж совпало, что 10 сентября 2021 года глава Газпрома Алексей Миллер торжественно отчитался о завершении строительства газопровода “Северный поток-2”. Вот только с его сертификацией возникли проблемы. Путин периодически напоминал о том, сколько выиграет Европа с началом прокачки газа по новой трубе, а Миллер филигранно манипулировал вентилями.
"В итоге к началу прошлого отопительного сезона ситуация в Европе была гораздо хуже нынешней. В конце октября европейские подземные хранилища, которыми управлял Газпром через свои дочерние компании, были практически пусты."
На состоявшемся 27 октября 2021 года совещании глава Газпрома заявил: “В настоящее время объём нашего газа в этих подземных хранилищах незначительный, буквально очень-очень маленький, чуть меньше 190 тысяч кубометров газа”. Говорить о “тысячах кубометров”, когда дневная прокачка даже сейчас измеряется десятками миллионов кубометров, значит оперировать статистической погрешностью. На том же совещании Путин поручил Миллеру после заполнения российских хранилищ нарастить прокачку в Европу. Цены это на время сбило, однако перебои с поставками продолжились, и в декабре котировки взлетели еще выше.

Еще в конце прошлого года создавалось ощущение, что все эти “игры” преследуют две цели - политическую (Путин воспользовался энергокризисом, чтобы осудить «слишком поспешный» энергопереход и попытаться дискредитировать возобновляемую энергетику ) и практическую (попытка ускорить сертификацию “Северного потока-2”, который позволил бы прекратить прокачку по территории Украины).

Однако с началом “спецоперации” стало очевидно, что Кремль собирается устроить европейцам не самую приятную зиму еще и для того, чтобы продемонстрировать, насколько Старый свет зависит от российских энергоносителей и как легко Россия может дестабилизировать ситуацию. Можно предположить, что планировалась действительно “спецоперация”, в ходе которой российская группировка за пару-тройку недель (от силы месяц) возьмет под контроль крупные украинские города, включая Киев, свергнет Владимира Зеленского и инициирует новые “выборы”, с гарантированной победой лояльного Кремлю персонажа, который будет полностью зависеть от Москвы. В этой схеме ни серьезных секторальных санкций со стороны Европы, ни действенной помощи Киеву не предполагалось.

Дневной график цен на нефть сорта Brent. Источник: Profinance

По эту сторону трубы

Когда этот план не сработал, энергетический шантаж стал одним из основных инструментов российской внешней политики (по крайней мере, на европейском направлении). Параллельно внутри страны политики, чиновники и аналитики все х мастей ( а вслед за ними и СМИ) начали активно продвигать тезис о том, что от санкций гораздо сильнее страдают европейцы, а Россия, напротив, чуть ли не выигрывает. В школах даже начали проводить «уроки импортозамещения» по разосланной педагогам методичке, в которой указывалось, как учащихся подвести к выводу о том, что санкции приведут к укреплению российской экономики. Владимир Путин посвятил свою речь на пленарной сессии Петербургского форума в апреле 2022 года тому, как страдает Европа от «обоюдоострого санкционного оружия». В качестве аргумента приводились цены на газ и нефть. Последние в марте 2022 года взлетели до 140 долларов за баррель (см. график ниже), а потом несколько скорректировались, но до августа ниже 100 долларов почти не опускались.

Всю весну и все лето и в России, и на Западе (включая и западных аналитиков) подсчитывали, какие сверхдоходы принесло российскому нефтегазовому сектору развитие энергетического кризиса. На поверку, правда, для России все оказалось не совсем так радужно, как хотелось бы.

Например, Газпром поставляет трубопроводный газ (а это основной способ доставки на экспорт) вовсе не по биржевой цене, а по цене, зафиксированной в долгосрочных контрактах. Причем для Китая, куда экспорт растет, цена сильно ниже, чем даже для Европы. И если учесть драматическое падение поставок в Европу (они по результатам года, скорее всего, упадут вдвое), то вовсе не факт, что компания сможет хотя бы повторить прошлогодний результат. С нефтяными компаниями тоже все непросто. С началом войны основными покупателями российского сырья стали Индия и Китай. Поставки в эти страны (особенно в Индию) выросли кратно. Вот только в Азии российскую нефть готовы брать лишь с весьма существенной скидкой.

Реальные цифры сильно отличаются от биржевых. В начале ноября российский Минфин отчитался о том, что средняя цена российского сорта Urals за 10 месяцев составила 79 долларов за баррель, а в октябре - 70 с небольшим долларов. Год назад - в октябре 2021 года - тот же баррель стоил больше 80 долларов. При этом российские нефтяные компании во-первых, не были вынуждены снижать добычу из-за санкций, а во-вторых, могли прокачивать нефть в Европу по трубопроводам, что намного дешевле, чем доставлять ее танкерами.
"Наконец, жесткие финансовые и технологические ограничения лишают российские компании возможности полноценно использовать заработанные деньги."
Доходы федерального бюджета (Трлн рублей). Источник: Минфин
Через несколько месяцев после введения ограничений российский министр финансов Антон Силуанов пожаловался на то, что доллары и евро, за которые Россия продает свое “благосостояние” (нефть и газ) из-за санкций превратились в “токсичные фантики”, на которые ни купить ничего толком нельзя, ни хранить в банке до лучших времен не получается. Проблема в том, что российский федеральный бюджет держится на доходах от экспорта сырья. Причем в этом году Минфин, столкнувшись с падением ненефтегазовых доходов и непредвиденным ростом расходов, резко увеличил налоговую нагрузку на Газпром. 

Поэтому попытка окончательно перекрыть нефтяной или газовый вентиль, помимо драматического падения уровня промышленного производства, чревата еще и коллапсом государственных финансов. Как сказал в октябре первый заместитель руководителя администрации президента Сергей Кириенко, “будущее обязательно надо придумывать и проектировать», но «реальное будущее никогда не будет соответствовать проекту”.

Не слишком успешные попытки Газпрома устроить европейцам “холодную зиму” привели к тому, что компания уже была вынуждена серьезно сократить добычу. За 10 месяцев этого года она упала на 18,6%. Шапкозакидательские разговоры о переориентации поставок на Восток уперлись в логистическую проблему. Больше чем сейчас в Китай поставить просто физически невозможно. Так что остается либо мириться с драматическим сокращением производства и экспортной выручки (что российская казна не очень может себе позволить), либо попытаться вернуться в Европу. Вот только вернуть потерянную Газпромом долю рынка будет непросто. Не исключено, что еще и придется ввязаться в ценовую войну с занявшими привлекательную нишу производителями. Так что драматичной предстоящая зима может оказаться совсем не для европейцев.
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda