ПОЛИТИКА
Мобилизация как диагноз
27 Октября 2022
  •  Николай Петров

    Старший исследователь Королевского института международных отношений (Chatham House)

Объявленная Путиным «частичная» мобилизация, пишет Николай Петров, продемонстрировала управленческую несостоятельность российского политического режима. Задачи,  которые требуют заблаговременной подготовки и не могут быть достигнуты путем колоссальных денежных вливаний, ему не по силам.
17 октября мэр Москвы Сергей Собянин объявил об окончании мобилизации в Москве. Источник: Wiki Commons
Объявленная Путиным 21 сентября «частичная мобилизация» привела к радикальным изменениям, и не столько в военной сфере, сколько в отношениях между российской властью и обществом. О том, что для рядовых россиян мобилизация резко изменила оптику восприятия войны, так же как и о второй волне «исхода» из России граждан, находящихся под угрозой мобилизации, написано уже много и будет написано много больше. Мы рассмотрим другой аспект проблемы, а именно управленческую несостоятельность политического режима, проявившуюся в его неспособности провести мобилизацию, к которой он, казалось бы, готовился все время своего существования, без огромных потерь - социальных, политических, имиджевых.

Хроника объявленной мобилизации

Итак, 21 сентября Путин на фоне продолжающегося несколько недель успешного наступления украинской армии, практически одновременно с решением о срочном проведении референдумов о присоединении к России оккупированных территорий Украины, объявил «частичную мобилизацию» «для защиты нашей Родины, суверенитета и территориальной целостности страны». В последовавшем разъяснении министр обороны Шойгу объявил, что будут призваны 300 тысяч резервистов или 1,1% от общего мобилизационного ресурса в 25 миллионов тех, «кто отслужил, тех, кто имеет боевой опыт, тех, кто имеет военную специальность».

В регионах были сформированы призывные комиссий по мобилизации, которые возглавили губернаторы.

Путинский указ о мобилизации обозначил лишь некую рамку, которую можно использовать сообразно обстоятельствам, включая и любое расширение числа мобилизуемых, и превращение мобилизации из разовой в перманентную. При этом Путин, который, как известно, склонен лично вмешиваться в процесс в тех сферах, которые представляются ему важными, предоставил Шойгу объявить о конкретных параметрах мобилизации. Следует отметить, что в указе Путина о частичной мобилизации содержится «закрытый» седьмой пункт, связанный с количеством мобилизуемых. Согласно некоторым источникам, этот пункт позволяет мобилизовать миллион и более человек.

14 октября, через три недели после объявления о мобилизации, Путин заявил, что мобилизовано уже 222 тысячи человек, и что мобилизационные мероприятия планируется завершить в течение ближайших двух недель. 17 октября после многочисленных сообщений об облавах в столице, когда силовики вручали повестки в гостиницах, бизнес-центрах, просто в метро и на улице, мэр Сергей Собянин объявил о прекращении мобилизации в Москве.

С 1 ноября, на месяц позднее, чем обычно, в России начинается осенний призыв, в ходе которого на срочную службу планируется призвать 120 тыс. человек. Одновременно по завершении срока службы из армии должны быть демобилизованы отслужившие срочники. Минобороны объявило, что они уйдут в срок, но по возвращении домой они могут подпасть под мобилизацию.

Мобилизация плюс

Мобилизация предполагает сложный комплекс мер, осуществляемых как различными структурами внутри военного ведомства, так и различными ведомствами, что требует координации их действий.
"С координацией и горизонтальным взаимодействием в целом, у режима большие проблемы."
Ему еще ни разу не удалось эффективно осуществить сложную систему мероприятий для осуществления хоть сколько-нибудь масштабной сложносоставной цели, будь то экономические реформы (монетизация льгот) начала 2000х гг. или пенсионная реформа 2018-го. Не исключение – война в Украине и проводимая в ее рамках мобилизация.

Похоже, система военкоматов заранее готовилась к мобилизации. Во всяком случае, повестки стали разносить уже на следующий день после ее объявления, поначалу точечно, и по наиболее дефицитным в армии специальностям - пилотам, танкистам, десантникам и пр. Затем началась гонка военкоматов за обеспечение спущенных сверху показателей любой ценой, без учета как эффективности мобилизуемых, так и негативных последствий в тех местах, включая банковскую систему, авиакомпании и пр., откуда стали забирать сотрудников.

Первоначально в Минобороны заявили, что бронь получат предприятия, работающие на оборонно-промышленный комплекс. Но с первого дня мобилизации компании из самых разных отраслей начали лоббировать предоставление брони их сотрудникам. 23 сентября Минобороны сообщило, что для «обеспечения работы отдельных высокотехнологических отраслей, а также финансовой системы РФ", на военную службу в рамках частичной мобилизации не будут привлекаться граждане с высшим образованием, работающие в сферах информационных технологий (IT), связи, в ряде СМИ, а также в финансовых организациях. Руководителям этих организаций предлагалось составить списки работников, которые должны быть освобождены от мобилизации, и направить их в Генштаб. Впрочем, и через две недели после того, как Центральный банк направил соответствующие списки, его руководство не получило ни ответа из Генштаба, а его сотрудников продолжали забирать и отправлять на фронт. Лишь в середине октября сотрудников банков стали возвращать домой и даже «снимать с эшелонов».

Понятно, что ответом на приказ о мобилизации стала привычная кампанейщина. Если с задачей мобилизовать тех, кого легче схватить, и отрапортовать о выполнении разнарядок, система справляется относительно легко, то с транспортной логистикой, обеспечением мобилизуемых всем необходимым, размещением и обучением, возникли большие проблемы. Военная система в условиях продолжающейся войны в Украине оказалась не способна «переварить» большое количество мобилизуемых.

Сначала социальные сети наводнили сообщения о том, что военные гребут всех подряд, не обращая внимания ни на возраст, ни на отсутствие хоть какой-то военной подготовки, ни на медицинские противопоказания; что мобилизованных негде размещать и некому учить, что их не в состоянии обеспечить даже обмундированием и оружием. Потом критика военного ведомства стала звучать и на более высоком уровне, и депутат Думы генерал Андрей Гурулев сообщил, что из пунктов приема личного состава пропало 1,5 млн комплектов военной формы для мобилизованных.

Уже на третий день после начала мобилизации был освобожден от должности замминистра обороны генерал Дмитрий Булгаков, отвечающий за материально-техническое обеспечение армии. После того, как появились сообщения о случаях ошибочной мобилизации, в конце сентября в Крыму вернули домой около 400 человек, в Якутии около 300 мобилизованных, а в Приморье около 600.
"Всего, согласно председателю комитета Госдумы по обороне Андрею Картаполову, на середину октября были возвращены 10 тысяч ошибочно мобилизованных."
Депутат Госдумы генерал Андрей Гурулев заявил, что из пунктов сбора призывников пропало 1,5 млн комплектов военной формы. Источник: Wiki Commons
3 октября правительство России позволило регионам «в качестве специальной меры в сфере экономики» закупать для мобилизованных за счет средств местных бюджетов товары двойного назначения, беспилотники и средства их обнаружения, средства радиосвязи, электроники, приборы ночного видения, приборы обнаружения лазерных и оптических систем наведения, автотранспорт, обмундирование, туристическое снаряжение, лекарства, средства личной гигиены, продовольствие и строительные материалы.

Свой диагноз системе поставил политолог Григорий Голосов: «с мобилизацией происходит ровно то же самое, что годами происходило с выборами. Есть исполнители на местах, которые стремятся выполнить план любой ценой. Они знают, что при этом могут нарваться на неприятности, если перестараются, но наказания не будет или оно будет мягким, а вот если план не будет выполнен, то можно поплатиться очень хлебной должностью. Перевыполнение плана, если не будет слишком громких скандалов, точно никто не поставит им в упрек. … Все российские системы работают одинаково, на сочетании головотяпства тех, кто принимает решения, и безумной исполнительности тех, кто их исполняет».

Региональное измерение

Доля призванных в населении регионов сильно разнится от региона к региону . Столицы и крупнейшие города недопредставлены, а мобилизованных из депрессивных регионов и сельской местности, напротив, призывают непропорционально много. Причины понятны: с одной стороны, в крупных городах повышенная доля студентов, по указу Путина получивших отсрочку, а по окончании курса обучения часто и полное освобождение от призыва; с другой, именно здесь высокая доля уклоняющихся от призыва всеми возможными способами, включая и взятки врачам и медкомиссиям.

В ходе мобилизации эти различия еще более усугубились. Губернаторы регионов получили разнарядки по мобилизации: около 7 тысяч Рязанская область, около 6 тысяч – Калининградская, что составляет порядка 2,5% от числа мужчин призывного возраста в этих регионах. Наибольшая доля призывников была заявлена в Севастополе - до 4% военнослужащих в запасе, или свыше 3% всего мужского населения в возрасте 18-50 лет. Наиболее скромная разнарядка ― от 0,3 до 0,7% мужчин 18-50 лет ― в Москве, Петербурге, Новосибирской, Мурманской областях и в Ямало-Ненецком автономном округе.
При этом сильнее всего мобилизация бьет по селам и удаленным районам. Из региональных центров, согласно источникам «Медузы», рекомендовали набирать по минимуму, «идут по сельским районам, там нет СМИ, оппозиции и больше поддержка [войны]».

С критикой военкомов выступили сразу несколько руководителей регионов, в частности Краснодарского края, Владимирской, Белгородской и Тюменской областей.
"Протесты матерей вспыхнули в Дагестане, Якутии и даже в Чечне, где, казалось бы, все 'закатано под асфальт'."
В Севастополе было призвано более 3% всего мужского населения в возрасте 18-50 лет, это наибольшая доля призывников из всех регионов России. Источник: Wiki Commons
Подавление материнских протестов всегда сопряжено с очень серьезными, по крайней мере, политическими издержками. Характерно, что во всех перечисленных случаях руководители республик, вне зависимости от того, что они обычно декларируют, заняли позицию солидарную со своими согражданами и так или иначе критиковали министерство обороны или даже федеральный центр за то, как организована мобилизация.

Мобилизация и коррупция

Мобилизация резко активизировала коррупционный потенциал, связанный, в том числе, с теневым рынком услуг по уклонению от призыва. Скачок спроса на подобные услуги мгновенно породил огромное предложение.  «Новая газета. Европа» проанализировала самые распространенные услуги этого рынка: пробив человека по «мобилизационной» базе пограничников ( в этой базе, составленной на основе данных военкоматов, имена тех, на кого уже есть повестка, а значит, их не выпустят из страны, а то и мобилизуют прямо на границе); отмена повестки и получение отсрочки или брони путем зачисления на бакалавриат в один из московских государственных вузов или устройства на год в «крупнейшую IT-компанию» с офисом в Москва-Сити.  

Впрочем, куда более масштабным коррупционным рынком представляется тот, который создает государство, пытаясь в срочном порядке компенсировать обнаружившуюся нехватку государственных резервов и мобилизационных резервов Минобороны. Компенсация осуществляется за счет предприимчивости региональных властей: они договариваются с местным бизнесом, чтобы он взял на себя услуги и спонсорскую помощь в приобретении экипировки для мобилизуемых в регионе. Такая экипировка (а со своими подробными списками «от профессионалов» выступили все тиражные СМИ страны) в расчете на одного человека стоит, по разным подсчетам, от нескольких десятков тысяч до пары сотен тысяч рублей, причем цены постоянно растут. Совсем недавно на Совете Федерации обсуждалось, что бронежилеты в России с начала года подорожали в 20 раз: в январе они стоили 7 тысяч рублей, а сегодня — 135 тысяч. По поводу обеспеченности мобилизованных касками и бронежилетами обратились к генпрокурору и депутаты Госдумы. 

Заключение 

 Мобилизация как четко организованный и проведенный набор пополнения в армию провалилась. Вместо этого страна и мир увидели хаос и неразбериху. Это не «бестолковщина» в конкретной сфере, как об этом высказался Путин, а системный порок. Заметим, что  до этого провалились и две предыдущих попытки пополнения армии живой силой: формирования боеготового резерва армии  «БАРС», и «добровольческие батальоны». 

Режим демонстрирует провальные результаты во всем, что требует планомерной заблаговременной работы и не может быть достигнуто путем аврала и колоссальных денежных вливаний. Стремясь обеспечить результат любой ценой, отдельные звенья системы часто работают в ущерб системе в целом. Такое было и в советское время, только тогда система управления совмещала ведомственное управление  с  территориальным, и была более сбалансирована. 

Мобилизация продемонстрировала путинский госкапитализм в худших его проявлениях, включая несогласованность действий отдельных элементов управленческой системы, колоссальную коррупцию, и доминирование личных и узко-корпоративных интересов над общесистемными.
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda