Общество
Мобилизуйте меня!
19 Июля 2022
Владимир Звоновский
Доктор социологических наук, профессор Самарского государственного экономического университета, социолог-исследователь
На основании результатов социологического исследования Владимир Звоновский объясняет, какие факторы влияют на готовность российских мужчин участвовать в боевых действиях.
С самого начала действий российской армии в Украине, военные обозреватели с обеих сторон говорили об очевидном недостатке их численности для решения поставленных задач. На четвертом месяце этой войны вопрос о том, насколько может быть увеличена численность войск Российской Федерации, готовы ли власти объявить в той или иной форме мобилизацию, достаточно ли для этого ресурсов, остается одним из центральных. Мы не можем дать ответ на него с военной точки зрения - насколько потенциальные резервы армии квалифицированы и насколько обеспечены военной техникой, но мы можем оценить факторы, влияющие на готовность этот резерв пополнить. Ниже представлен анализ влияния различных факторов на готовность личного участия в боевых действиях.

Треть мужчин готовы служить там, куда их пошлют

Данная оценка приведена на основе данных опроса взрослых жителей России, собранных 20-23 марта 2022 года, который в свою очередь, является третьей волной проекта "Опыты". Результаты первой волны исследования представлены на сайте ExtremeScan.eu. Методологические вопросы достижимости и кооперации респондентов обсуждены здесь. Отношение россиян к самой операции изложено здесь.

Менее трети (29%) опрошенного населения РФ принадлежало к военнообязанным, то есть были мужчинами в возрасте от 18 до 50 лет, что в абсолютных значениях составляет более 31 миллиона человек. Исследователи задали военнообязанным вопрос: "Готовы ли Вы в настоящее время к мобилизации в ряды Вооруженных сил Российской Федерации?" В условиях, когда Россия проводит специальную военную операцию в Украине, перспектива призыва, скорее всего, подразумевает участие в боевых действиях на территории Украины или службы во вспомогательных частях в России.

Около четверти из них заявили, что имеют медицинские отводы от прохождения службы (26%), а 5% в настоящее время уже проходят службу в различных силовых ведомствах (около 1,6 млн.чел.). По различным данным в российских силовых органах (МО, МВД, Росгвардия, МЧС, ФСБ, ФСО, ФСИН, прокуратура служит 2,6 млн. человек. Вероятно, какая-то часть из них, например, в МВД, МЧС, ФСИН – женщины. Какая-то часть в момент опроса находилась в зоне боевых действий и вряд ли была готова отвечать на вопросы. Тем не менее, очевидно, что наше измерение довольно точно оценило численность силовиков в стране.
Рисунок 1. Распределение готовности принять участие в мобилизации в ВС РФ среди военнообязанных (РФ, мужчины 18-50 лет, март 2022)
Более четверти (26%) военнообязанных заявили о своей неготовности к мобилизации, а 3% затруднилось с ответом. Каждый одиннадцатый (9%) ограничил свою готовность послужить родине лишь территорией России, а 31% заявили о готовности служить там, куда «будет направлен командованием». Это около 9,6 млн. человек. Конечно, это лишь заявленная готовность к довольно опасному поведению, а известно, что степень реализации даже более простых и совершенно безопасных видов поведения, отличается от 100%. Однако, нас в данном случае интересует не объем возможного пополнения резервов действующей армии, а влияние на заявленную готовность различных факторов. 

Уже в мае 2022 года исследовательская группа Russian Field 23-26 мая провела опрос взрослого населения России с тем же объемом выборки, имевший, однако, значимое смещение (в частности, пенсионеров было опрошено значимо меньше, а жителей центральных регионов страны – значимо меньше их доли в генеральной совокупности). В ходе опроса исследователи измерили желание мужского населения страны принять участие в боевых действиях на территории Украины. К сожалению, они не уточнили, на чьей стороне, но можно предположить, что подавляющее большинство респондентов, выражая готовность, имели в виду российскую сторону. Также они не предложили адекватного варианта для тех респондентов, которые либо служат, либо служили в силовых российских подразделениях или частных военных компаниях. Разумеется, у них может быть «желание служить в Украине», но для служивого человека приказ важнее желания. Несмотря на эти недостатки, вариант вопроса «Если вам лично представится возможность принять участие в военной операции на территории Украины, вы воспользуетесь такой возможностью?» является хорошим аналогом инструмента «Опытов».

Положительно на него ответил 31% мужчин в возрасте 18-50 лет, что, практически повторяет полученную нами цифру – 31%. К сожалению, мы не можем оценить, каким образом ответили военнослужащие и сотрудники иных силовых органов (по данным ExtremeScan, их примерно 5% от числа военнообязанных мужчин). Тем не менее, показатели, собранные различными исследовательскими командами очень близки, что указывает на воспроизводимость и надежность данных. О неготовности отправиться на фронт Russian Field  заявили 57% военнообязанных, а ExtremeScan – 61%.

Старшие поколения проявляют больше желания воевать, чем молодежь  

Таким образом, в ходе различных измерений, проведенных различными исследовательскими группами, удалось получить заявленную готовность участвовать в боевых действиях около 30% российских военнообязанных мужчин. В абсолютных цифрах это более 10 млн. человек. Разумеется, не всякий мужчина, заявивший о своем решении воевать, реально готов к фронтовой жизни, постоянной экзистенциальной угрозе, да и возможности остаться инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Наконец, не всякого желающего служить возьмут в армию. Но даже если данная готовность завышена на порядок,
“Миллион готовых отправиться на фронт – это очень большое число и это само по себе снимает необходимость проводить мобилизацию в России публично."
Таблица 1. Готовность служить в ВС РФ среди различных возрастных групп и групп по доходам (РФ, N=1600, март 2022г., Опыты)
Достаточно организовать работу пунктов по набору контрактников, использовать кадровые службы крупных государственных предприятий, особенно, тех, где могут пройти значительные сокращения персонала и те, кто готов служить, придет сам.

Хорошо видно, что наиболее активно готовы принять участие в действиях за пределами России старшие поколения российских мужчин, лишь каждый пятый юноша от 18 до 30 лет (20%) выразил согласие отправиться туда, куда направит его командование.  Вероятно, молодежь в России имеет другие стратегии своего жизненного пути, которые для сорокалетних оказываются уже исчерпанными и они представляют более полезным послужить в армейских командах для решения поставленных задач. Напротив, каждый третий молодой россиянин (31%) высказал свою неготовность проходить службу, а еще 12% согласились пройти ее лишь на российской территории, то есть вне непосредственной угрозы жизни. Аналогичную зависимость обнаружила исследовательская группа Russian Field – чем старше россиянин, тем выше его готовность отправиться на фронт. 

С первых волн измерений отношения россиян к вторжению в Украину многие исследователи обратили внимание на его поддержку со стороны наиболее доходных групп населения. Это в известной степени противоречит здравому смыслу, который предполагает, что любая война делает людей беднее. Тем не менее, даже к участию в боевых действия «богатые» россияне расположены больше, чем «бедные» (43% против 27%). Напротив, от участия в боевых действиях отказываются, прежде всего, люди со средними доходами (30-32%). Такая же зависимость была обнаружена в опросах Russian Field в мае: группа российских мужчин с наибольшими доходами активнее других намерена принять участие в боевых действиях. Как видим, эта довольно неожиданная и пока плохо объяснимая зависимость надежно фиксируется в различных измерениях, и, очевидно, отражает реальная взаимосвязь между уровнем достатка и намерением принять участие в боевых действиях. 
Таблица 2. Готовность служить в ВС РФ в группах с различной оценкой ситуации в Украине (РФ, N=1600, март 2022г., Опыты)
Источники информации и готовность отправиться на фронт  

А вот оценка потерь военнослужащих России на территории Украины влияет на желание отправиться на фронт ожидаемо и значимо. Если среди тех, кто доверяет официальным данным Минобороны РФ в марте о менее, чем 5000 погибших, к мобилизации готовы 38%, то среди тех, кто полагает, что реальность куда трагичнее, почти вдвое меньше - 20%. Напротив, доля отказывающихся от мобилизации вдвое больше среди тех, кто полагает, что Россия потеряла на этой войне больше 5000 военных (41% против 20%). 

Разумеется, наличие в семье военнослужащих значимо влияет на готовность отправиться на фронт. Кроме тех 13% из них, кто уже служит, более трети (37%) выразили служить там, где потребуется. И, напротив, в семьях, где нет сотрудников силовых ведомств, 29% отказались от перспективы участия в боевых действиях. Иначе говоря, опыт воинской службы других членов семьи, то есть входящих в самый ближний круг общения человека, стимулирует его к личному участию в боевых действиях.

Ожидания того, как население Украины будет встречать российские войска, значимо влияет на готовность служить в этих войсках. Среди полагающих, что россиян там встречают как освободителей или хотя бы нейтрально, доля готовых стать таким «освободителем» – 38-39%%, в то время как среди тех, кто уверен, что украинское население встречает войска как врагов, их лишь 20%. Напротив, среди последних 43% выразили свое нежелание служить. Другими словами, чем ниже ожидания дружеского приема в чужой стране, тем ниже намерение придти туда с оружием в руках.

Столь же значимо на участие в потенциальной мобилизации влияет оценка ожидаемой длительности войны. Примерно треть (32%) полагающих, что война продлится еще несколько месяцев,  готовы служить за пределами РФ. Другая треть (31%) отказывается служить среди опасающихся, что война примет затяжной характер. Очевидно, готовые к участию рассчитывают на относительно короткую, и, очевидно, победоносную войну, и чем пессимистичнее оценка длительности вооруженного конфликта, тем ниже доля готовых отправиться в чужую страну с оружием в руках.

На отношение к потенциальной мобилизации влияет предпочитаемые источники информации, к которым человек испытывает доверие. Если среди тех, кто доверяет государственным телеканалам, соотношение готовых и неготовых служить 41% к 19%, то среди тех, кто им не доверяет, соотношение 17% к 43%. Как видим,
“Чем выше доверие к госТВ, тем охотнее российские мужчины идут на войну, с уменьшением этого доверия сокращается и намерение служить."
Таблица 3. Готовность служить в ВС РФ в группах пользователей различных каналов информации (РФ, N=1600, март 2022г., Опыты)
Иначе говоря, готовые воевать мужчины находятся под большим влиянием государственных СМИ, телеканалов, прежде всего.

Если же им удается получать информацию, запрещенную в РФ, их отношение к участию в боевых действиях быстро снижается. Так, если среди не знающих, что такое VPN (программное обеспечение, позволяющее обходить запреты, введенные правительством РФ), соотношение готовых и отказывающихся от мобилизации почти 3 к 1 (39% против 14%), то среди использующих его соотношение 1 к 2 в обратную сторону (21% против 40%). Другими словами, те, кто имеет возможность получать более широкий спектр информации, чем российские государственные СМИ, стараются уклониться от участия в боевых действиях. 

Важно подчеркнуть, что служащие в российских силовых ведомствах также значимо ограничены по своему доступу к более широкому объему информации. 

Основные выводы

  • Примерно каждый третий военнообязанный (18-50 лет) российский мужчина (31%) выразил вербальную готовность принять участие в боевых действиях на территории Украины на стороне России. Даже, если предположить, что реально к подобной службе годна лишь десятая часть этой группы, это значит, что к призыву готовы более 1 миллиона человек.
  • Это позволяет российским властям проводить пополнение живой силы операции вовсе без публично объявленной мобилизации, делая лишь рекламные рассылки с указанием, где и когда можно прибыть на пункт по набору контрактников. 
  • Такой метод комплектования существенно увеличивает возраст участников боевых действий, поскольку готовность воевать растет с возрастом. 
  • О готовности участвовать в них заявляют наиболее доходные группы россиян. Даже, если это лишь вербальная готовность, вероятно, эти группы являются значимым источником для помощи российским воинским формированиям. Что, с другой стороны, может быть использовано для мошеннического сбора средств якобы в интересах воюющих
  • Чем более продолжительной ожидается война, чем выше оценка ее жертв, тем меньше намеренных принять в ней личное участие. Можно предположить, что рост числа жертв, и продолжение военных действий будут уменьшать число намеренных принимать в них участие. 
  • Важным стимулом личного участия является информация, распространяемая государственными СМИ, прежде всего, телеканалами. Напротив, если человек прорывает с помощью VPN информационную блокаду, реализованную государственными органами в интернете, вероятно, с целью получать другую информацию, его намерение воевать значимо слабее.
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda