Общество
Рады ли российским эмигрантам в Казахстане?
17 Ноября 2022
  • Василий Буров
    Советник Центра прикладных исследований TALAP (Астана)
Василий Буров пишет о россиянах, бежавших в Казахстан от войны и мобилизации. Сколько из них может обосноваться в этой стране и каковы их перспективы? Насколько казахстанские власти заинтересованы в привлечении квалифицированной рабочей силы из России? 
Центр Астаны. Источник: Wiki Commons
Весной, в начале массовой миграции россиян Казахстан явно не был приоритетным направлением. Немногочисленные россияне, приехавшие в Алматы или Астану, были почти незаметны на улицах, где немало и «своих» русских. Наиболее активная и интеллектуальная часть быстро встроилась в местные сообщества и активную деловую жизнь. 

Релокация в Казахстан: весна-лето 2022 года 

Основную часть «весенней волны» составили люди бизнеса, консультанты, аналитики, работники финансового сектора. Заметным событием стал переезд в Казахстан основателя группы Freedom Finance россиянина Тимура Турлова, который вскоре принял казахстанское гражданство. Турлов – яркая фигура в международном финансовом бизнесе, но у него уже давно были серьезные бизнес-интересы в Казахстане. Есть примеры в ИТ-бизнесе – в частности, релокация крупного международного агрегатора такси InDriver, изначально основанного в Якутии, известного разработчика мобильных игр Playrix, а также более мелких компаний. 

Весенний поток релокации в Казахстан не стал серьезной нагрузкой для инфраструктуры страны. В основном российские мигранты выбирали Алматы – бывшую столицу, расположенную в горах и с советских времен имеющую славу красивого города. Однако старая инфраструктура города оставляет желать лучшего, а предложение жилья, особенно качественного и современного, сильно ограничено. Впрочем, поначалу никаких проблем с поиском жилья у россиян не возникало, цены оставались на прежнем уровне.
"Астана – современный и активно растущий город с большим объемом нового жилья и большими возможностями для аренды – меньше привлекала россиян из-за сурового резко-континентальным климата и потому что о ней было меньше известно."
Важным преимуществом Казахстана является то, что россияне могли приехать сюда без визы и даже по внутреннему паспорту. Правда, въезд по загранпаспорту полезен при различных взаимодействиях с государственными службами и банками: штамп о пересечении границы служит подтверждением легального въезда.

Граждане России могут находиться в Казахстане без специального разрешения в течение 90 дней, а поскольку Казахстан является членом Евразийского экономического союза, россиянину легко устроиться здесь на работу или открыть свой бизнес, и тогда получить разрешение на временное пребывание в течение года, которое затем можно неограниченно продлевать. Такое разрешение можно превратить во временный вид на жительство сроком на 10 лет, правда, в этом случае необходимо подтвердить свою платежеспособность. Речь идет о сумме порядка 9000 долларов, куда меньше, чем во многих других странах.

Получить гражданство сложнее, и кроме того в стране отсутствует возможность двойного гражданства – став гражданином Казахстана, необходимо отказаться от других паспортов.

Такие правовые условия, вкупе с относительно высоким уровнем развития экономики и городской среды (по крайней мере в крупных городах) и распространенностью русского языка должны были бы сделать Казахстан главным направлением для россиян, спешно покидавших страну, особенно для тех, кто обладает достаточно высокой квалификацией. Но Казахстан выбрали немногие – в основном те, у кого были связи, деловые или родственные, либо те, кто понимал преимущества работы в Казахстане, в частности, благодаря наличию в стране Международного финансового центра Астана, специальной юрисдикции на основе британского права и дающей льготы бизнесу, связанному с финансами, а также Астана Хаб, предоставляющего преференции работающим в сфере информационных технологий.

Из разговоров с уезжавшими в весеннюю волну из России в разные страны можно заключить, что они мало что знали о Казахстане – кроме смутного представления, что Центральная Азия в целом это слабо развитое и крайне недемократическое пространство. В отличие от Казахстана, кавказские страны или Турция, где многие россияне привыкли проводить отпуск, присутствуют в их сознании как комфортные и гостеприимные страны. Единственным свежим воспоминанием о Казахстане были январские волнения, которые довольно активно освещались в России, отчего к смутному представлению о недемократичном режиме добавлялось ощущение, что Казахстан – небезопасное место.

Вторая волна

После объявления в России «частичной мобилизации» в Казахстан хлынул поток россиян, стремившихся избежать участия в войне. По оценке, приведенной чиновником миграционной службы, в период между 21 сентября и 19 октября, в Казахстан въехало 420 тысяч россиян, а выехало – в разные страны – 310 тысяч. На середину ноября в Казахстане, по разным оценкам, осталось немногом менее 100 тысяч человек.

В отличие от весенне-летних переселенцев, которые были скорее «релокантами», которые имели возможность хотя бы отчасти продумать, как устроить свое существование в новой стране, то для бегущих от мобилизации, главное было выехать из России, а остальные вопросы на этом фоне отступали на второй план.

Выбор Казахстана для этой категории россиян оказался вынужденным: билеты во все страны, в которые можно уехать, мгновенно оказались раскуплены, немногие оставшиеся продавались по заоблачным ценам. В этих условиях выбор Казахстана определялся протяженной сухопутной границей с автомобильным и железнодорожным сообщением и возможностью въезда без загранпаспорта.

Однако инфраструктура пограничных переходов не была рассчитана на такой наплыв, и многим пришлось провести в очередях по несколько суток в отсутствие каких бы то ни было удобств. Кроме того, ожидание в очереди нередко сопровождалось конфликтами с местными жителями по обе стороны границы – для них, а также для грузовых перевозчиков огромное скопление людей и машин и людей на границе стало неприятной неожиданностью.

Оказавшись в Казахстане, многие россияне пытались на время задержаться в небольших городах неподалеку от границы – Актобе, Костанае, Уральске, Петропавловске и других, более мелких. Возможности найти пристанище в этих населенных пунктах быстро исчерпались: не осталось ни мест в гостиницах, ни съемных квартир.

"При этом неожиданным образом среди местного населения сразу же нашлось немало волонтеров, готовых помочь прибывающим россиянам."
Попытки нажиться на их проблемах были очень редки – сколь-нибудь частыми были только жалобы на таксистов, пытающихся стребовать с россиян огромные цены.

Возможно, причиной доброжелательного отношения к россиянам стало то, что Казахстан в течение долгого времени был местом ссылок и депортаций, отчего в обществе в целом выработались навыки взаимопомощи. Да и казахстанский опыт жизни при бессменном правителе способствует большему пониманию и сочувствию по отношению к тем, кто был вынужден бежать из России.
Променад по улице Панфилова, Алматы. Источник: Wiki Commons
Стоит ли ждать помощи от казахстанских властей? 

На сегодняшний день нет точных данных о том, где именно переселенцы разместились в Казахстане. По-видимому, бóльшая часть осела в столицах, что стало огромным напряжением на рынке съемного жилья. Даже в Астане, где такого жилья было много, за неделю все имеющиеся квартиры были разобраны, и цены выросли практически вдвое. 

В Алматы, где ситуация с жильем была хуже изначально, она усугубилась еще сильнее. Это вызвало недовольство среди местных жителей, в частности появилась информация о том, что особые трудности съема жилья испытывают студенты. Именно в Алматы сосредоточены крупнейшие университеты страны, и студенты стали жаловаться, что хозяева квартир выселяют их, предпочитая сдать жилье более платежеспособным россиянам. 

Однако кризис оказался недолгим: спустя недели две после начала сентябрьского нашествия ситуация с жильем пришла в норму. Оказалось, что мегаполисы способны переварить значительный поток людей, да и многие из тех, кто бежал из России, отправлялись дальше: кто-то перебирался из Казахстана в другие страны, кто-то перемещался внутри Казахстана, кто-то вернулся в Россию, когда стихла острая фаза мобилизации. С ноября цены на съемные квартиры начали снижаться, а на рынке жилья снова появились предложения.

Власти Казахстана, включая и президента Токаева, официально объявили о готовности принять специалистов и бизнесы из России. Однако, как нередко случается в постсоветских странах, официальные заявления не влекут за собой реальных действий. Представители крупных компаний могут ссылаться на официальные заявления для облегчения переговоров с местными властями - например, о выделения территории под строительство завода. Однако большинство специалистов или небольших компаний не могут рассчитывать на предоставления специальных условий или льгот. 
"Впрочем, условия ведения бизнеса в Казахстане достаточно удобны и без особых преференций."
Безусловно были бы полезно, чтобы государство организовало информационные, просветительские и адаптационные программы для предпринимателей из России, но пока такие программы не появились.

Процесс адаптации россиян идет активнее в бизнес среде, где есть заинтересованность в притоке «свежей крови» и найме высококвалифицированных специалистах. Представители казахстанского бизнеса с удовольствием вступают в общение с приехавшими, устраивают для них ознакомительные мероприятия - и помогают им найти работу. Например, в конце ноября в Алматы городским сообществом запланирован форум по трудоустройству и релокации бизнеса для российских переселенцев. А вот в сфере науки и образования, которые могли бы выиграть за счет привлечения высококвалифицированных кадров из России, подобные примеры крайне редки.

Пока рано говорить о том, насколько успешным окажется встраивание россиян в казахстанскую экономику. Большинство бежавших от мобилизации еще не оправились от пережитого потрясения и не слишком активно интересовались возможностями трудоустройства. Мне лично известны примеры высококвалифицированных специалистов, которые уже нашли работу или начали проекты в партнерстве с местными коллегами.

Появление беженцев из России происходит на фоне серьезных внутриполитических событий в Казахстане. Уже упомянутые январские волнения привели к активизации процесса перехода власти после ухода Нурсултана Назарбаева, который был бессменным главой Казахстана с середины восьмидесятых годов. С одной стороны, важнейшим итогом правления Назарбаева стало то, что сегодня страна находится на гораздо более высоком уровне развития, чем это представляется среднему россиянину. С другой – правление Назарбаева лишний раз доказывает, что авторитарный правитель может быть эффективен на каком-то этапе, но в длинной перспективе неизбежно становится тормозом развития и источником проблем для страны.

Всю весну в Казахстане обсуждались поправки в конституцию, направленные на демократизацию политической жизни и расширение участия граждан в государственном управлении. Нельзя сказать, что внесенные изменения носят радикальный характер, но они крайне важны для закрепления движения по этому пути. В конце ноября в Казахстане пройдут досрочные президентские выборы. Нет сомнений, что Токаев, подтвердит свои полномочия, но, по обновленной конституции, новый срок будет для него последним, и это неизбежно активизирует политическую жизнь. После выборов предстоит смена правительства, а весной пройдут парламентские выборы по новым правилам, которые впервые в истории Казахстана обещают стать конкурентными.

В этих условиях вопросы, связанные с волной российских переселенцев, для казахского общества и государства неизбежно отступают на второй план, а официальные заявления о готовности способствовать трудоустройству россиян можно интерпретировать как сигнал, что власти не будут чинить препятствий для тех, кто захочет осесть в Казахстане. Реальные возможности для российских переселенцев – вопрос инициативы бизнеса и гражданского общества и предприимчивости приезжих.
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda