Общество
Война в Украине и торговля людьми
11 Июля 2022
Фарида Курбангалеева
Журналист
Украинские и российские правозащитники, пишет Фарида Курбангалеева, встревожены ухудшением ситуации с торговлей людьми. От секс-траффикинга в первую очередь страдают украинские женщины и дети, которые бегут из зоны военных действий.
Художественный фильм "Точка", 2006. Источник: Wiki Commons
Маникюр, депиляция, укладка и обязательно макияж - таким был «рабочий» дресс-код в салоне эротического массажа. Анастасия не возражала, потому что сильно нуждалась в деньгах. 

Заведение в Новосибирске секс-услуг не оказывало. Но очень быстро выяснилось, что только официально. Проникающий секс во время сеанса был запрещён, за это девушкам грозили увольнением. Но клиенты могли прибегать к насилию или долгим уговорам, так что “проще было согласиться, чем отказать и потом иметь неприятности из-за шума». «То есть, это те же бордели, только под другой вывеской”, - заключает Анастасия.

Одновременно с ней салоне работали до десяти девушек - разного возраста, образования, и с разными целями в жизни. Но у всех была общая проблема - безденежье. Приезжие из других городов даже не имели своего угла, и жили прямо “на работе” - в комнате для переодевания. 

“У одной девушки был грудной ребенок, и они выходила на ночь, оставляя его с бабушкой, - вспоминает Анастасия. - У другой - взрослая дочь, и она приезжала из другого города вахтовым методом, чтобы заработать ей на учебу. Девушке из Казахстана нужны были деньги, чтобы легализоваться. Еще одна девушка зарабатывала себе на обучение, потому что ее родители платить за неё не могли». 

Рабочий график был ненормированным. После смены Анастасия могла идти домой, но ее часто просили “срочно остаться”, и девушка могла находиться в салоне до четырех суток подряд.
Проще вербовать, чем похищать

Эксперты просят не называть сексуализированную торговлю людьми это явление “рабством”. По словам координаторки феминистской инициативы “Эвридика” Гели Бессмертной, употребление этого термина вызывает распространенный стереотип, что эксплуатация происходит исключительно через удержание человека силой:

«По статистике, в большинстве случаев женщины подвергаются эксплуатации путем вербовки, а не похищения. Точно так же происходит с беженцами - их дешевле и проще вербовать, чем похищать. Как потом происходит удержание - уже другой вопрос. Но основной фактор принуждения - психологический». 

В салоне Анастасия часто слышала фразы: ”Где ты еще столько заработаешь? Посмотри, какой хороший коллектив, мы за тебя всей душой!” Некоторые девушки попадали в долговую кабалу. Салон мог выдать аванс или дать им денег на аренду квартиры - потом эту сумму нужно было “отработать”. 

В отличие от отдельных случаев сексуального насилия, траффикинг - преступление длящееся, и преступник заинтересован в том, чтобы эксплуатировать жертву как можно дольше и разнообразнее. По словам координаторки Фонда “Безопасный дом” Вероники Антимоник, такая ситуация может продолжаться десятилетиями:

“Мы знаем случаи, когда человека эксплуатировали и в принудительном труде, и сексуально. Например, днем женщину принуждали работать на рынке или на предприятии, а вечером - продавали, как проститутку.[ …]. При этом, преступники знают, что чем больше времени это длится, тем меньше жертва предпринимает усилий, чтобы уйти”. 

“С началом войны риски выросли многократно”

В Украине, откуда люди часто уезжали на заработки в соседние страны, проблема торговли людьми была актуальна с 90-ых годов. С началом полномасштабного российского вторжения, она приобрела особую остроту. 

Беженцы уязвимее мигрантов. Они лишены не только крыши над головой, средств к существованию и работы, но и социальных связей - иногда им даже некуда возвращаться. Беженцы могут не знать языка и этнокультурных традиций страны, в которой оказались.
“Дезориентированные, обессиленные, лишённые доступа к достоверной информации, они - привлекательная мишень для преступников, которые вербуют их, предлагая мнимую помощь."
Варианты использования беженцев могут быть разными - это сексуальная и трудовая эксплуатация, принудительное нищенствование, участие в военном конфликте и даже использование в качестве доноров для трансплантации органов. По мнению Елены Кальбус, которая представляет Коалицию общественных организаций Украины в сфере противодействия торговли людьми, с началом войны эти риски выросли многократно: 

“Дети теряются в огромном количестве. Поступают также сигналы о девушках и женщинах. Сейчас мы можем говорить о десятках таких случаев - но это, как минимум. […]

Предположения правозащитников косвенно подтверждают результаты совместной операции, которую на днях провели сотрудники Европола из четырнадцати стран. Следователи проверили 125 подозрительных сайтов и страниц в соцсетях, в том числе - сайты знакомств, рекрутинговые ресурсы и платформы, предлагающие сексуальные услуги. Многие из них были русскоязычными. Все они предлагали беженцам из Украины помощь в транспортировке, размещении и работе. При этом, некоторые предложения работодателей описывались, как “участие в фотосессиях”. Правоохранители выявили девять предполагаемых организаторов траффикинга, а также определили девять возможных жертв. 

Елена Кальбус считает, что украинские беженцы находятся в относительной безопасности, пока проживают в местах, где много других людей - например, в лагерях временного размещения. Вокруг - сограждане с аналогичными проблемами, а также сотрудники гуманитарных миссий, оказывающие разные виды помощи. Поэтому и подтвержденных случаев траффикинга пока выявлено немного. Статистика начнёт меняться в худшую сторону по мере того, как беженцы начнут адаптироваться и сепарироваться от крупных коммьюнити. 

“[…]они начинают искать лучшей жизни, меняют место жительства, работы. С одной стороны, это хорошо, потому что женщины желают быть независимыми, с другой - появляется опасность, что их силу, интеллект и тело могут использовать для эксплуатации”.
Елена Кальбус, 2022. Источник: Facebook
Украинские беженцы в России 

Кальбус уверена, что основная опасность для беженцев исходит из России, куда эвакуировались десятки тысяч жителей Мариуполя и других городов востока Украины. По ее мнению, отношение к украинцам может быть агрессивным - таким же, как позиция российских политиков: “[россияне] считают, что этот народ не достоин жить ни на своей, ни на чьей земле, и с ними можно делать все что угодно”.

В российском фонде “Безопасный дом” с этим предположением не согласны. По мнению Вероники Антимоник, негативное отношение к украинцам демонстрирует только государство и группы людей, которые поддерживают военную спецоперацию.
“Большое количество россиян беженцам сочувствует и помогает."
При этом, в России украинцам проще общаться с людьми - они знают язык, им понятен менталитет, у них могут быть знакомые. 

Антимоник вспоминает, что ситуация с украинцами, ставшими жертвами торговли людьми, была напряженной в 2000-ых - когда мигрантов из Украины в России было действительно много. Потом в Украине упростились возможности выезда в Европу, и число таких случаев резко упало. Небольшой всплеск произошёл только в 2014-ом - из-за людей, бежавших из оккупированного Донбасса. Сейчас - потоки беженцев из Украины в Европу масштабнее, а значит, и риски торговли людьми, по ее мнению, выше именно там.

“Торговля людьми существует в любых странах - независимо от уровня развитости, и приносит второй по величине доход после торговли наркотиками, - говорит Антимоник. - Да, у правоохранительных органов в Европе есть больше возможностей для выявления таких преступлений, но это не значит что риски там сильно меньше, чем в России. Кроме того, в России в принципе много мигрантов и беженцев, и я не думаю, что торговцы людьми будут особенно сильно охотиться именно за украинцами”. 

Эксперты описывают различные “тревожные звонки”, указывающие на то, что с человеком, предлагающим помощь, дела лучше не иметь: у него нет удостоверяющих документов, он не может точно сказать, куда они едут, не дает связаться с близкими, забирает паспорт или фотографирует его, не объясняя - зачем. 

“Вместе с другими феминистками мы участвовали в создании памятки, которая помогла бы снизить риски торговли людьми, - говорит Геля Бессмертная. - […..] эти правила должны проговариваться все время - сначала это делает один волонтер, потом другой, потом третий. В каком бы состоянии не находился человек, он должен помнить и соблюдать эти правила ради своей безопасности”.

Одинокий мужчина желает познакомиться с украинкой 

“Приму беженку с Украины. Молодую, здоровую, красивую, работящую” - с началом войны российские СМИ обратили внимание на десятки подобных объявлений в социальной сети ВКонтакте. Российские мужчины предлагали украинкам кров и финансовую стабильность. Ожидания были разными: от “просто познакомится” до “сопровождать меня в командировках и быть всегда на связи” и “содержать в чистоте двухкомнатную квартиру и готовить”. Многие не скрывали, что рассчитывают на сексуальную связь: и намеками - “сдам половину дивана”, и прямым текстом - “делить постель придется”. 

Правозащитники уверены, что даже за “невинным” постом стоит организованный траффикинг. Но даже если это не преступная группировка, зарабатывающая на проституции, а обычный мужчина, убежденный, что делает благородный жест, отношения наверняка приведут к эксплуатации: определенного вида или смешанной. 

Беженку могут использовать для сексуальных услуг, работы по дому и саду-огороду, для ухода за больными и престарелыми родственниками. В одном из объявлений 35-летний житель Архангельской области не исключал возможности романтических отношений, но предлагал украинкам первое время “побыть в роли няньки” для его двухлетнего сына. 

По мнению Антимоник, “тут изначально про власть и дискриминацию - мужчина выбирает женщину, которая будет неравной. В российском обществе очень много насилия - и домашнего, и сексуального, и неудивительно, что российские мужчины используют такой вариант для реализации своих насильственных устремлений….. ”.
“В Украине подчеркивают, что даже добровольное согласие потенциальной жертвы не снимает ответственности с лиц которые ее эксплуатируют."
Геля Бессмертная, 2022. Источник: Facebook
Кальбус указывает на протокол Палермской конвенции, принятый в рамках борьбы с международной организованной преступностью: “Если был хотя бы один инструмент влияния - это все равно преступление. Такими инструментами могут быть тяжелое материальное и психологическое положение человека. В кризисной ситуации, да еще и с детьми, женщина на многое может согласиться, ей надо выжить. И если кто-то этим пользуется - это безусловно, торговля людьми”.

Российские правозащитницы не знают наверняка, есть ли в стране украинские беженки которые откликнулись на подобные предложения. 

Нет никаких причин для улучшения ситуации

Эксперты полагают, что война в Украине серьезно усугубила проблему торговли людьми в России. Многие россияне уехали из страны - импульсивно и без долгосрочного плана, что делает их уязвимыми. Остальные - столкнулись с падением уровня жизни. Сотни предприятий закрылись, люди остались без денег и понятных перспектив. На этом фоне сотрудники “Безопасного дома” констатируют увеличение числа обращений от пострадавших и добавляют, что их число будет расти. Нет никаких причин для улучшения ситуации. 

Российские и украинские правозащитники солидарны в том, что ситуацию усугубляетотсутствие заинтересованности государства в решении социальных проблем. 

Кальбус считает, что российские правоохранительные органы России «никогда не сотрудничали и не помогали чтобы вернуть пострадавших от торговли людей в Украину”. Более того, по ее словам, у украинских правозащитников не было тесного взаимодействия с российскими коллегами: “Чем ближе к войне, тем меньше было возможности сотрудничества с российскими организациями. Для них это был путь в иностранные агенты и, соответственно угроза закрытия. Такая же ситуация - с организациями Беларуси”.

По мнению Гели Бессмертной, ситуация с торговлей людьми в России не меняется к лучшему, потому что преступники коррумпируют чиновников и полицию: “Многие мужчины, имеющие власть, пользуются услугами проституированных женщин. Многие вовлечены в этот бизнес и имеют с этого профит. Именно поэтому на законодательном уровне в России почти ничего не делается. А дела о торговле людьми, в основном, возбуждаются против женщин, которые кому-то за деньги отдают своих младенцев”. 

P.S. После долгого курса психотерапии Анастасия нашла новую работу и сейчас учится на программиста…. Салон эротического массажа в Новосибирске “существует и процветает”. Одно время он даже разросся и занимал четыре этажа вместо прежних двух, и одновременно на смене могли находится 15 девушек. Более того, заведение открыло «филиал».
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda