Общество

Автаркия в массовом сознании

26 Сентября 2022
  • Владимир Звоновский

    Д.с.н, профессор Самарского государственного экономического университета

На основании опросов, проведенных в Самарской области, Владимир Звоновский исследует представления россиян о том, как санкции влияют на экономику страны и о том, готова ли  Россия перейти к опоре на собственные силы.

Рисунок 1. Доли сторонников и противников экономической автаркии России среди жителей Самарской области (N=1000, август 2022 г.)
Самарская область – одна из крупных провинций Российской Федерации, расположенная в среднем течении Волги. Здесь проживает 2,5% населения России. Основные отрасли экономики: автомобилестроение, нефтепереработка, авиакосмическое машиностроение. Самарская область относится к высокоразвитым территориям страны с большой долей сервисных отраслей.

Сейчас, когда в западном мире российский бизнес, российские предприниматели и российские товары стали токсичными, России приходится строить иные стратегии взаимодействия с окружающим миром. Разумеется, и раньше, и год назад, и 10 лет назад, и даже 20 лет назад в российском обществе было широко распространено мнение, что «мы все можем сами» и «нам нет преград ни в море, ни на суше».

Однако сегодня за этим стоит не только уверенность в собственных силах, но еще и обида на западные страны, которые сворачивают сотрудничество во многих отраслях. Какая-то часть россиян, конечно, и безо всяких санкций считает вооружённый конфликт в соседней стране неприемлемым, и не поддерживает действия России в Украине. Однако вторжение отдалённых политических событий в повседневную жизнь большой части населения неизбежно сокращает долю равнодушных наблюдателей и изменяет их оценки происходящего.

Сторонники автаркии в большинстве

По данным опроса 1000 взрослых жителей Самарской области, проведенного во второй половине августа специалистами Фонда социальных исследований www.socio-fond.com, примерно каждый второй (53%) житель региона придерживается мнения, что «экономическому развитию нашей страны в большей степени способствует опора на собственные силы». Чуть более четверти (28%) самарцев, напротив, настаивают на пользе развития «сотрудничества с другими странами» даже в нынешних условиях. Еще 19% не смогли дать определенный ответ на этот вопрос. Как видим, на одного сторонника сотрудничества приходится почти двое сторонников экономической автаркии.
Чаще всего примером автаркии называют Северную Корею с их идеей «чучхэ», провозглашенную корейскими руководителями из династии Кимов, а также Иран. Но Северная Корея –  хоть и наиболее вопиющий, но всё же маргинальный  пример, фактически не повлиявший ни на экономическую теорию, ни на практику. Что касается Ирана, то его руководство, в отличие от Кимов, никогда не утверждало полезность изоляции для страны.
Сама же идея автаркии возникла еще в античной греческой философии (Демокрит, Аристотель, Платон и особенно популярна у стоиков), в экономику пришла   у меркантилистов 16-17 веков, но не получила особой популярности. Масштабное возрождение эта идея получила после её популяризации режимами Муссолини и Гитлера. Негативную коннотацию она приобрела после того, как была осуждена Нюрнбергским трибуналом как экономика подготовки к захватнической войне. Напротив, в основе создания Европейского Союза лежало намерение усилить взаимосвязь и взаимозависимость европейских стран друг от друга, поскольку  теория утверждала, что экономически зависимые друг от друга страны не будут друг с другом воевать. 

Российскому руководству так и не удалось сформировать последовательной точки зрения на внешние санкции. Иногда национальные лидеры говорят, что санкционный режим полезен для российской экономики, а иногда считают их вредными и наносящими урон. Тем не менее сейчас большинство  самарцев  настаивают как раз на благотворном влиянии изоляции для национальной экономики, а санкции оценивают как стимул для ее развития. 

Идеи автаркии ближе всего старшему поколению самарцев: на одного сторонника пользы международного сотрудничества приходится трое сторонников опоры на собственные силы (20% и 61% соответственно). Среди молодежи это соотношение, напротив, близко к паритету: 37% vs. 48%. 

Отчасти это можно объяснить историческим опытом: старшие поколения россиян жили в советское время, которое сегодня оценивается как позитивный этап в развитии страны. Тогда страна находилась лишь под ограниченными санкциями, но ориентировалась на внутреннее производство и потребление, а также торговлю внутри группы стран так называемого социалистического содружества. С другой стороны, любая импортная продукция в советском массовом сознании, рассматривалась как продукция более высокого качества, неважно, производилась ли она в капиталистических Японии или Финляндии, или в социалистических ГДР и Югославии. 

Напротив, для молодежи всегда более характерна амбициозность планов, молодые люди в большинстве своем не готовы ограничивать себя рамками страны и уверены, что сможет найти себе достойное применение в мировой экономике.

Как личный профессиональный опыт влияет на мнение россиян об автаркии? 

Само участие в реальном международном сотрудничестве значимо влияет на оценку его полезности для экономики. Так, работающие на государственных предприятиях и в учреждениях, чаще рассчитывают на собственные силы, чем те, кто занят в частной экономике. И в значительной части предприятия именно частного сектора работают с другими частными, и в той или иной степени, иностранными компаниями (58% и 49% соответственно).
Здесь, очевидно, влияет личный опыт работника: чем активнее взаимодействие с компаниями из других стран, тем ниже готовность рассчитывать только на себя."
Рисунок 2. Доли сторонников и противников экономической автаркии России среди различных групп занятости (N=1000, август 2022 г., Самарская область.)
Популярность экономической автаркии значимо зависит от того, в каком секторе экономики занят человек. Так, работающие в автомобилестроении, а это, прежде всего, АвтоВАЗ, потерявший только что своего иностранного партнера, активнее других готовы к развитию на основе собственных ресурсов (62%).  А среди тех, кто работает в нефтепереработке (это шесть  крупных предприятий Самарского региона), соотношение уверенных и сомневающихся в пользе изоляции близко к балансу (35% против 40%). Возможно, что данная взаимосвязь случайна и определяется тем, что в отношении автомобильной промышленности санкции уже реализованы, а в отношении «нефтянки» они начнут действовать только зимой. Иначе говоря, отказ от сотрудничества с другими странами пользуется большей поддержкой среди занятых в тех секторах, где иностранные компании уже отказались  от сотрудничества с российскими партнерами.
Рисунок 3. Доли сторонников и противников экономической автаркии России среди испытавших трудности на рынке труда (N=1000, август 2022 г., Самарская область.)
Фактор пропаганды

Куда более значимое влияние на согласие или несогласие различных групп с изоляцией страны оказывает пропаганда. Это естественно, ведь люди узнают о ситуации в экономике из оценок экспертов, которые транслируются средствами массовой коммуникации. Если человек доверяет оценкам в проправительственных СМИ, прежде всего, на государственном ТВ, он уверен и в потенциале национальной экономики. Если же не доверяет и ищет информацию на тех ресурсах, доступ к которым российские власти для собственных граждан ограничивают, у него есть сомнения в пропагандируемой силе российской экономики.

Действительно, каждый второй (50%) самарец, установивший VPN и прорвавший таким образом информационную блокаду, считает, что России необходимо сотрудничество с другими странами. А среди тех, кто не пользуется VPN, так думает почти вдвое меньше (28%). Еще слабее вера в пользу сотрудничества среди тех, кто вообще не получает информацию через интернет – 20%. Как видим, чем больше у человека каналов информации, тем слабее надежда исключительно на собственные силы и больше уверенности в необходимости сотрудничества.

Несмотря на то, что изоляция российской экономики и санкции пока ещё не затронули широкие слои населения, часть жителей Самарского региона уже испытали сложности на рынке труда. Возникшие трудности убедили самарцев в том, что необходимо продолжать сотрудничество с другими странами. Столкнувшиеся в течение последнего полугода с сокращением рабочей недели, простоями на предприятии, приостановкой работы или отправкой в неоплачиваемый отпуск и сокращением рабочей недели куда чаще настаивают на пользе сотрудничества. Вероятно, проблемы в своей трудовой деятельности они связывают с изменениями экономической ситуации и российского рынка труда после 24 февраля.

Те, кто исходит из того, что международное сотрудничество благоприятно для России, чаще настаивают и на скорейшем мирном разрешении конфликта с Украиной.
Среди тех, кто считает, что Россия сейчас должна переходить к мирным переговорам, более половины уверены, что нашей стране необходимо тесное экономическое сотрудничество с другими государствами."
Среди тех, кто настаивает на продолжении боевых действий, так думают 15%, а предлагают рассчитывать только на себя почти впятеро больше – 71%.

Как видим, социально-демографические факторы (возраст, сфера и отрасль экономики) влияют на мнение о необходимости международного сотрудничества не так сильно, как актуальная пропаганда или реальные последствия недавних изменений в экономике России, в частности, уже действующих санкций. 
Рисунок 4. Уверенность в возможности национальной экономики заменить ушедшие с российского рынка товары и услуги (N=1000, август 2022 г., Самарская область.)
В каких отраслях опора на собственные силы может дать наибольший эффект?

Чаще всего, жители Самарской области уверены в потенциале национальной экономики в сельском хозяйстве и пищевой промышленности (93%), бытовой химии (92%) и производстве предметов гигиены (91%). Напомним, что советская экономика освоила выпуск туалетной бумаги лишь в 70-е годы прошлого века, примерно за 20 лет до собственного краха.

Сложнее всего самарцам поверить в то, что нынешняя российская экономика сможет освоить производство медицинского оборудования (52%), автомобилей и автозапчастей (54%). Но тем не менее большинство населения региона считает, что России по силам полностью освоить основные виды обрабатывающих производств. Разумеется, наши респонденты - не эксперты, и их мнение отражает не реальные возможности национальной экономики, а представления самарцев об этих возможностях, усвоенные из средств массовой информации.

Мы можем условно считать экспертами тех самарцев, кто занимает руководящие должности на предприятиях или в организациях, является предпринимателем или фермером. Эти группы оценивают возможности экономики по ряду отраслей заметно скромнее. Так, если 54% жителей региона считают, что отечественные производители смогут заменить импортные товары на российском рынке автомобилей и запчастей к ним, то среди руководителей так думают лишь 43%. Для рынка бытовой техники это соотношение 59% и 48%, для медицинского оборудования 52% и 43%.

Как видим, экспертное мнение куда более сдержанно расценивает возможности импортозамещения. Примерно столь же скептично настроены квалифицированные специалисты. Напротив,
“Неработающие пенсионеры, то есть те, кто уже покинул производство, больше всех верят в его возможности."
Рисунок 5. Уверенность в возможности национальной экономики заменить ушедшие с российского рынка товары и услуги в отдельных профессиональных группах (N=1000, август 2022 г., Самарская область.)
Иначе говоря, относительно высокий уровень оптимизма достигается за счет тех, кто дальше всего от самой экономики, а те респонденты, кто ближе к центрам принятия решений на предприятиях, настроены  более пессимистично. 

Как уже говорилось выше, работающие в частном секторе экономики относятся к перспективам импортозамещения более скептически, чем те, кто занят в государственном секторе. 

Примерно такое же влияние имеет образование. Если человек закончил вуз, вероятность его оптимизма значимо ниже. Иными словами, те, кто обладает знаниями и опытом  работы в современной экономике, сомневается в возможности обойтись без сотрудничества с другими странами. 
Чем моложе человек, тем ниже его уверенность, что национальная экономика сможет создать достойную замену ушедшим западным продуктам и сервисам."
Рисунок 6. Уверенность в возможности национальной экономики заменить ушедшие с российского рынка товары и услуги в группах пользователей современными средствами телекоммуникации (N=1000, август 2022 г., Самарская область.)
Отчасти различие мнений в зависимости от  возраста связано с опытом старшего поколения, жившего в условиях значительной изоляции советской экономики. Но кроме того, возможно, свою роль играет и то, что  молодежь куда ближе знакома с современными образцами продуктов и сервисов и хорошо понимает последствия их ухода из России.

Обычный человек, не интересующийся экономикой и не имеющий соответствующего образования и опыта, судит об экономической ситуации в стране, главным образом, на основании двух источников: 1) ситуации на своем рабочем месте и 2) информации, получаемой из СМИ. Анализ первого источника представлен выше. По поводу второго источника можно утверждать, что доступ к независимым источникам информации, конкурирующим за потребителя, влияет на мнение респондента о возможностях и перспективах вынужденного импортозамещения. 

Среди тех, кто не имеет доступа к интернету, доля оптимистов в отношении импортозамещения значимо выше, чем среди тех, кто прорвал информационную блокаду, установленную российскими властями в интернете, и установил программы VPN. Если среди тех, кто не пользуется интернетом, доля уверенных в способности российских предприятий создать собственное медицинское оборудование составила 68%, то среди тех, кто пользуется VPN, таких лишь 33%. Если доля рассчитывающих на российский автопром в первой группе 70%, то во второй – лишь 27%. Как видим, чем меньше доступа к независимым источникам информации, тем выше уверенность в импортозамещении.

Массовое сознание связывает потребность в импортозамещении не с экономическими причинами, а с политическими решениями российской власти, и то, как респонденты оценивают эти решения, во многом определяет и оценку перспектив экономики страны в новых условиях. 
Так, среди тех, кто считает, что боевые действия против Украины должны быть продолжены, 61% уверен в успехе импортозамещения на автомобильном рынке. А среди тех, кто предпочел бы мирные переговоры, так думают только 44%. Другими словами, 
“Уверенность граждан в экономическом потенциале России в значительной степени определяется тем, в какой мере они поддерживают ее политическое руководство и его ключевые решения."
Проведенные исследования показывают, что наиболее активно идею «опоры на собственные силы» разделяют те социальные группы, которые сами уже покинули экономику страны (неработающие пенсионеры, люди старше 60 лет). Напротив, те, кто лучше всего знаком с актуальной ситуацией на предприятиях – руководители, квалифицированные специалисты, - чаще других групп настаивают на необходимости сотрудничества с другими странами. 

Значимое влияние на поддержку автаркии оказывает уровень доверия государственной пропаганде. Напротив, недоверие ей, косвенным свидетельством которого является использование VPN, усиливает позиции сторонников сотрудничества с другими странами.

Реальные проблемы, возникающие в результате действия санкций и ухода крупных западных компаний из России, по-разному влияют на поддержку автаркии. В тех секторах, где уход уже состоялся (автомобилестроение), их разделяют, вероятно, поневоле. А там, где санкции еще не ощущаются (нефтепереработка), доля противников изоляции выше средней по области. 

С другой стороны, непосредственное столкновение с проблемами на производстве (неполный рабочий день, простои, отпуска за свой счет, сокращение зарплаты), уменьшает численность сторонников автаркии. 
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda