Культура
Российский книжный рынок: кризис после спада
21 Ноября 2022
  • Владимир Харитонов
    Директор Ассоциации интернет-издателей
Владимир Харитонов пишет о бедах, которые переживает сегодня книгоиздание в России: типографии лишаются качественной бумаги и необходимых материалов, западные издатели отказываются работать с российскими партнерами,  а новые цензурные запреты еще сильнее сокращают объем продаж.
Из-за отказа крупнейших западных издательств от сотрудничества с российскими издателями из цифровых магазинов и книжных сервисов стали исчезать переводы книг Джоанн Роулинг, Стивена Кинга и других авторов. Источник: Wiki Commons
Российское книгоиздание в состоянии спада уже много лет. Со стороны это может быть не очень заметно, потому что денежный оборот отрасли в целом остаётся без особых изменений. Это скрадывает непрерывное сокращение физического производства, начавшееся во время общего экономического кризиса 2008–2009 гг. 

Довоенная литература

В 2008 году российские издательства напечатали 760 млн книг. В 2021-м — 389 млн экземпляров, то есть практически в два раза меньше, и примерно на уровне книжного производства СССР 1940 года. При этом общий ассортимент остаётся довольно стабильным: каждый год книжная индустрия публикует примерно 110–120 тысяч книг наименований. Средний тираж книг уменьшается — издатели стараются приспособиться к сокращающемуся спросу, компенсируя снижение продаж повышением средней цены на книгу.

У издателей покрупнее есть и ещё один механизм адаптации к рынку сокращающегося производства — поглощение более мелких издателей. И они не поленились запустить его. За последние 10 лет на российском рынке сформировалась своего рода дуополия: в двух крупнейших книжных нишах — художественной и учебной литературы — выросли, соответственно, два холдинга, каждый из которых занял монопольное положение. Четыре пятых всех тиражей художественной литературы в стране теперь выпускает издательский холдинг Олега Новикова, который является владельцем (или контролирует) издательства «ЭКСМО», «АСТ», «МИФ», «Азбука-Аттикус» и другими. Помимо издательств Новиков контролирует единственную федеральную сеть книжных магазинов «Читай-город» и несколько крупнейших книжных типографий. В нише учебников расположилось издательство «Просвещение», печатающее около 70% всех учебников в стране, на которые государство тратит порядка 15–17 млрд руб. каждый год. Стоит заметить, наверное, что среди владельцев «Просвещения» долгое время фигурировал известный олигарх Аркадий Ротенберг.

И без того не слишком хорошо себя чувствующую книжную индустрию довольно сильно подорвала пандемия коронавируса: в первый год производство сократилось почти на четверть. В прошлом году отрасль начала восстанавливаться и с осторожным оптимизмом смотреть в 2022 год: на его первую половину издатели запустили в производство значительно бóльшие тиражи и увеличили ассортимент. И их расчет вполне оправдался. Продажи первых двух месяцев нынешнего года показали хороший рост.

Война и книги

24 февраля Россия обнаружила себя в состоянии в войны и с миром в целом , и с самой собой. И это, конечно, не могло не сказаться на книжном рынке. Первой реакцией стал рост продаж (читатели начали закупаться книгами, как будто впрок)  - и отказ крупнейших западных издательств от сотрудничества с российскими издателями. 
"Чуткие к общественному мнению, крупные западные издатели один другим стали отказываться от заключения новых договоров с российскими контрагентами."
Отозвать оплаченный договор на выпуск печатного тиража затруднительно, но можно отказаться от перезаключения договора на новый тираж, от лицензирования новых книг и, кроме того, не слишком сложно отозвать разрешение на дистрибуцию цифровых книг, не обремененную авансами. Так из цифровых магазинов и книжных сервисов стали исчезать переводы книг Джоан Роулинг, Стивена Кинга, Нила Геймана и др. 

Позиция, которую заняли официальные книжные отраслевые институции, была, в общем, предсказуемой. Президент Российского книжного союза Сергей Степашин однозначно высказался в поддержку «специальной военной операции», а заодно и за дружбу с украинским народом: «Спецоперация, проходящая сейчас, это итог западных политических игр, на которые Россия уже не может ответить иначе. И она ни в коем случае не направлена против украинского народа, ведь россияне и украинцы – братские народы». А вот украинские издатели, по мнению правления Ассоциации книгоиздателей России, проявили себя совсем не по-братски, отреагировав на «спецоперацию» призывом к бойкоту русских издательств. В своем публичном письме АСКИ припомнила старые обиды и обвинила украинских издателей в призывах «к дискриминации по признаку национальной и государственной принадлежности». Главный редактор крупнейшего в России издательства «ЭКСМО» Евгений Капьев дистанцировался от оценки военно-политической ситуации, умиротворяюще предложив: «Давайте вместе подумаем, как мы можем помочь сделать наш мир лучше. От каждого из нас сегодня зависит, каким будет наше завтра: будем ли мы строить стены или мосты?».

Западные издатели отворачиваются от России 

Идея строить мосты, пока взрывают стены, не нашла особого понимания у западной книжной общественности и, вслед за западными издательствами, от сотрудничества с официальными институтами РФ объявили и все крупнейшие западные книжные ярмарки.

В меньшей степени проблемы с лицензиями коснулись небольших независимых издателей. У многих из них давние неформальные и вполне дружеские отношения с иностранными коллегами, и у них больше возможностей объяснить и уточнить свою позицию по отношению к происходящему лично. Кроме того, многие из них в первые же дни после начала российского вторжения подписали письмо Альянса независимых издателей и книготорговцев против военных действий. Через несколько дней сайт Альянса закрыл форму для дальнейшего сбора подписей и скрыл уже поставленные, чтобы обезопасить подписавших от преследования на основании принятого в самом начале войны закона о дискредитации российской армии. Но свое мнение всё же успели оставить почти полторы тысячи книгоиздателей, книготорговцев, редакторов, переводчиков и прочих книжников.

Впрочем, даже те издатели, которым удалось сохранить рабочие отношения с западными правообладателями, достаточно быстро обнаружили, что заплатить за права всё равно не так-то просто: заработали и санкции против российской банковской системы, и контрмеры российского правительства, которое установило сложный разрешительный механизм выплат лицензиарам из «недружественных» стран, что привело к остановке валютных платежей.

Отключение российских пользователей от международных карточных систем осложнило работу цифровых контентных сервисов. Уход Visa, MasterCard и PayPal вызвало чувствительное сокращение продаж, но ещё больший эффект оказал отказ от работы с российскими контрагентами платежных сервисов Apple и Google и сервисов типа Stripe, которые обеспечивали не только безопасность платежей, но и их повторяемость, что особенно важно для сервисов подписки. Российские подписочные сервисы, работавшие с ними, просто потеряли своих пользователей и были вынуждены потратить изрядное время и деньги на перестройку систем биллинга.

Да и сами пользователи (и читатели) в немалом количестве предпочли уехать за границу. По разным данным в первый (после начала войны) и второй (после объявления мобилизации) этап эмиграции из РФ выехали сотни тысяч. И среди них оказалось немалое число издателей. Большая их часть не перестала вести дела в России, но некоторые озаботились переносом хотя бы части бизнеса в Европу -  вслед за уехавшими читателями. И их детьми: всю домашнюю библиотеку с собой не возьмешь, а отказаться от детских книг русские эмигранты готовы в последнюю очередь. Специально для них издательства «Самокат» и «Бумкнига» организовали онлайновый книжный магазин Samtambooks со складом в Риге и доставкой по всему миру. Насколько долгой будет нынешняя русская эмиграция, не решится спрогнозировать никто, но в каждой из прошлых волн XX века почти неизбежно появлялись эмигрантские русские издательства. Можно предположить, что и эта не станет исключением. Тем более, что нынешний исход из России, видимо, ещё не закончился.

Санкции в денежной сфере были только началом. Очередные пакеты санкций отрезали российских издателей от качественных типографий в Европе, а в России — от европейской, прежде всего, финской бумаги, от европейских красок и запасных частей для полиграфических машин, значительное число которых в российских типографиях — немецкого производства.

Справедливости ради надо сказать, что примерно до середины года санкции не оказывали большого влияния на книжную отрасль. Приличные складские запасы импортной бумаги и прочих расходных материалов начали заканчиваться только летом. Поставщики забили тревогу: кончается УФ-лак, самоклеящаяся плёнка, цветные ляссе для закладок, лёгкая финская бумага, картон для переплётов… На смену им придет бумага попроще (и потяжелее), краски не немецкие, а корейские или китайские, ляссе вот, правда, точно никакого не будет. Придётся без ляссе. Решение для сложного типографского оборудования, которое нуждается в обслуживании и ремонте, тоже нашлось: полиграфистов вдохновил опыт российских авиаторов, вынужденных разбирать одни самолёты, чтобы чинить другие.
Книга Катерины Сильвановой и Елены Малисовой о любви пионера и пионервожатого вызвала большой скандал, который привел к новым цензурным ограничениям. Источник: Wiki Commons
Кто отменяет русскую культуру? 

Но какими бы суровыми ни были зарубежные санкции, «родное» государство всегда способно сделать жизнь граждан и условия для бизнеса еще сложнее. Рассмотренные в Госдуме в первом чтении в конце октября законопроекты о запрете «ЛГБТ-пропаганды» как раз такого рода. Размытые формулировки самого предмета нарушения и суровость предусмотренного за это нарушения наказания (вплоть до остановки деятельности) все вместе ведут не только к сокращению ассортимента, но и к существенному повышению рисков для уже вышедших книг, тиражи которых придется изымать из продажи.

И это будут большие тиражи. В первом полугодии 2021 году книгой с самым большим, по российским меркам просто гигантским тиражом в России стала как раз такая книга — «Лето в пионерском галстуке» Катерины Сильвановой и Елены Малисовой — о любви пионера и пионервожатого: 237 тыс. экземпляров (данные Российской книжной палаты). «Патриотическая» общественность устроила по этому поводу большой скандал, обвиняя во всех смертных грехах издателей (Popcorn Books). Но сложно отрицать очевидное:
ультурные интересы и жизненные установки молодежи противоречат ориентированной на прошлое официальной традиционалистской квази-идеологии, навязываемой обществу властью."
Скандал подтолкнул ужесточение законодательства, а бывшие владельцы Popcorn Books — ирландская компания Bookmate Ltd. и её директора, Андрей Баев и Алексей Докучаев, — 28 октября 2022 г. были внесены в были внесены в один из списков иностранных агентов, где заняли почетное место рядом с другими известными деятелями российской культуры. Владельцы именно что бывшие, поскольку PopcornBooks было ещё летом продано лицу, близкому «ЭКСМО». 

Это не случайно — книг с явной ЛГБТ-тематикой не так уж и много, но зато это именно та рыночная ниша, которая за последние несколько лет росла, наверное, лучше всех прочих, мимо которой, конечно, не смогли пройти даже самые большие издательства холдинга ЭКСМО. Им явно будет что терять после принятия новых цензурных законов. В том числе и потому, что цензура не ограничится «Летом в пионерском галстуке», «Небожителями» и прочими книжками с мальчиками на обложках. Гендерная проблематика уже стала (или уверенно становится?) нормальной частью обычной литературы, а значит  «гей-пропаганду» будет не слишком сложно найти в каждом втором переводном романе.

У нынешнего российского государства, как и у советского полвека назад, норма совсем другая. И издателям, как и читателям, видимо, придется к ней привыкать. Государство, которое многие годы закручивало гайки в других сферах, обходило стороной книги и книжную отрасль. Может быть, потому что государственные чиновники и силовики просто мало читают. Но теперь книги попали в государственную повестку и вряд ли из нее выпадут. 

К тому же оказалось, что среди тех публичных людей, которые позволяют себе высказываться против государственной политики, есть не только журналисты, но и писатели. Кто-то из них уже попал в списки иноагентов, кому-то это ещё предстоит — в том числе и потому, что 1 декабря процедура причисления к «иноагентству» радикально упростится. Государству уже не надо будет ничего доказывать, достаточно будет просто объявить, что имярек «находится под иностранным влиянием». Ужесточатся и ограничения. В честности, иноагентам будет запрещено «производить информационную продукцию для несовершеннолетних», то есть, проще говоря, все детские книги писателей-иноагентов нужно будет помечать и упаковывать в пленку, чтобы не дай бог несовершеннолетние не прочитали новую книжку Глуховского или Акунина. И, конечно, нет никаких причин ожидать, что государство на этом почему-то остановится и не введёт какие-нибудь новые ограничения или запреты.

На последней отраслевой конференции книжной индустрии главный редактор «ЭКСМО» Евгений Капьев спрогнозировал падение розничных продаж по итогам 2022 года на 6% по количеству проданных экземпляров при росте объема рынка на 19%. Думаю, это слишком оптимистичный прогноз: общая экономическая ситуация продолжает ухудшаться, что не может не сказываться на экономических настроениях и покупательной способности читателей. Издатели уже говорят о заметном снижении продаж, а типографии, ещё год назад страдавшие от перегрузки, активно ищут заказы. При этом качество книжной продукции, в отсутствие нужных материалов, снижается, но сами книги — из-за резкого роста цен на расходные материалы, привозимые из более отдаленных стран, — заметно дорожают. Российскому книжному рынку — вместе со всей страной — предстоят тяжелые времена.
Поделиться статьей
Читайте также
Вы даете согласие на обработку ваших персональных данных и принимаете нашу политику конфиденциальности
  • Политика конфиденциальности
  • Контакты
Made on
Tilda